11.01.2012 | 19:08

Удовлетворение желаний

Было время – служил я в Советской Армии.

Службу проходил в Германии.

Восточной.

Так получилось, что прикомандировали меня к военной прокуратуре. И основную часть службы приходилось соприкасаться с преступлениями, которые совершали наши военные – солдаты и офицеры.

Преступления в основном незамысловатые – кражи, изнасилования, дорожно-транспортные происшествия, дедовщина, убийства, самоубийства.

Казалось бы, совершенно логично – совершил преступление – получи наказание.

Наказание производно от преступления.

Выходит, нет преступления – нет и наказания.

И тут очень тонкий момент: одно и то же фактическое деяние может преступлением как быть, так и нет. Смотря с какой стороны посмотреть. Помните, как предпринимательство в советское время. Это было деяние преступное. А сейчас напротив – почётное.

Другой момент: можно создать такие условия жизни (бытия), когда нет условий преступление совершить. Наверняка помните: бытие определяет сознание.

Вот об этом и мой сказ.

***

Наш солдатик нерусской национальности изнасиловал восьмидесятитрёхлетнюю немку.

Не повезло солдатику.

Да нет, сразу, конечно же, повезло. Такое экстремальное удовольствие!

Но потом дело закончилось дисбатом (дисциплинарным батальоном). «Его настигла заслуженная кара».

А вот тут у нас вопросики то и затесались: заслуженная ли? И было ли преступление?

***

Из показаний потерпевшей:

«Я живу в <…>. Было воскресенье, выходной, <>19<>года. Делать особенно было нечего и я решила навестить свою подругу <>, которая живёт в <> по адресу <>.

Это посёлок километрах в пяти от нашего.

Идти недалеко. Дорога полем. Погода хорошая, солнечная, тепло.

Я вышла часов около 9 утра. Прошла примерно половину пути. Случайно оглянулась и увидела невдалеке позади себя молодого мужчину в форме солдата Советской Армии.

Он шёл по той же дороге, что и я. Явно спешил.

Кроме нас на дороге никого не было.

Мне стало не по себе. Я начала идти быстрее.

Снова оглянулась. Солдат припустил ходу. Потом начал бежать по направлению ко мне.

Впереди по дороге была небольшая лесопосадка.

Солдат настиг меня у лесопосадки.

Грубо взял за руку и начал лихорадочно что-то говорить.

Я ему отвечала, что ничего не понимаю.

Но он не слушал.

Грубо повалил меня на землю у дерева. Снял мои трусы, раздвинул мне ноги.

Я ему пыталась объяснить, что я уже старая. Что там у меня всё уже отмерло. Я не могу.

Он не только не понимал меня. Даже и не слушал. Был как в бреду.

Приспустил штаны.

Когда он закончил, сразу быстро надел штаны и пошёл прочь в направлении, откуда пришёл.

Я тоже надела трусы и продолжила свой путь к подруге.

Когда я пришла к подруге, то всё ей рассказала.

Подруга подала заявление в полицию. Хотя я была против и старалась её отговорить.

».

***

Из показаний подруги потерпевшей:

«В воскресенье, <>19<>года около 12 часов дня ко мне пришла моя подруга <>, которая живёт неподалёку в <>.

Она была в приподнятом радостном настроении. Неестественно возбуждена.

Я ещё обратила внимание на её платье. Платье было вымазано землёй.

Я спросила подругу, что с ней, что произошло?

Она мне всё рассказала.

Выслушав её рассказ, я сильно возмутилась и сразу же пошла подала заявление в полицию.

Хотя моя подруга и была против.

».

***

Престарелая немка была довольна.

Вы поняли?

Она была в приподнятом радостном настроении.

Видать, и не мечтала.

А подругу жаба задавила.

***

Так было ли преступление? Заслуженная ли кара?

Престарелая немка была довольна. Солдатик, видать, тоже. Поначалу.

Но их субъективное восприятие действительности в расчёт не бралось.

Поскольку по факту было совершено преступление. И независимо от субъективных оценок действия солдата имели признаки общественно опасного деяния.

Солдат неправ в принципе. Независимо от последствий. Ведь немка же могла и не обрадоваться.

За принцип и наказание. А не за последствия.

Последствия могут определять только лишь тяжесть наказания.

Но никак не наличие состава преступления.

За это надо наказывать.

Иначе будет анархия.

Выходит, кара заслуженная.

***

А можно ли было избежать преступления?

Порассуждаем.

Лишите человека еды. Ему останется или умереть с голоду, или попытаться найти пропитание и остаться жить. Найти пропитание, даже нарушая закон.

Человеком руководит инстинкт жизни.

Инстинкт жизни ищет выход. Дайте выход инстинкту, и он будет удовлетворён. Он успокоится.

Преступление не вызреет.

Не сможет.

Не успеет.

***

Львиная доля совершенных военными преступлений вызывалась обычным проявлением инстинкта жизни, загнанного в тупик воинскими законами.

Согнать в одно место здоровых мужиков в расцвете сил и оставить их голодными.

Сразу лишить человека возможности жить, а потом карать его за то, что он хотел жить?

***

Так можно ли было избежать преступления?

Можно.

Создав соответствующие условия.

Про автора
Олександр Золотухін
Організатор Дискусійного клубу Полтава
Олександр Золотухін
544
Останні публікації