24.12.2011 | 7:39

Жириновский о женщинах и о мужчинах

Я записал отсюда:

https://www.youtube.com/watch?v=pGEhuWmFFr4

мнение о женщинах начинается с 25:45 мин.

«Вот я был в командировке в Закарпатье.

До сих пор помню ту крестьянскую девушку.

Один раз за десять лет появилось здоровое сексуальное влечение.

С утра мне поставили на стол там забитые куры, зайцы, что у них есть.

Крестьянская пища.

Ну она здоровая. Потому что мяса много, свинина. Овощи.

И по обычаю коньяк поставили.

Я не пью вообще никогда с утра.

А тут коньяк с утра.

Старик и старуха и невестка.

А муж на заработках где-то.

И вот выпили тоже, закусили.

А я был сравнительно моложе, чем сейчас.

Лет двадцать назад это было.

И Закарпатье первый раз. Лето. Я шел пешком в деревню. Автобусы не ходят. Мне так нравилось.

Свобода. Никого нет. Москва далеко.

Я иду спокойненько один. Сам.

И вот, я нашел этот адрес. Познакомились.

И вот там я переночевал, а утром вот завтрак такой крестьянский.

Говорят, позавтракай. Ну, я думал, творожочек, яичко и все.

Навалил (старик) на стол всего там. И коньяк еще поставил. А сам не ест, не пьет, старик уже.

А мне нечего делать. Я ел, пил.

Они во двор ушли. А невестка убирает со стола.

Она около меня там убирает. А я чувствую, взял так, осмелел, руку пощупал.

Она около меня, чашки так стоят, убирает.

Крестьянская такая кожа. Грубоватая. Но женская кожа.

В платьице она все.

Еще и выпил. Обнаглел, стал всю ее так ощупывать.

Она в одном платье. Внизу ничего нету. Ни бюстгальтера, ни трусиков, ничего нету.

И лето, как-то жарко. Чужой дом. Спросил, что, куда, чего.

А старики там хлопочут, там что-то кур гоняют, все, ушли они, никого нет.

Крестьянская изба.

И вот я возбудился. И на этот крестьянский запах, так сказать.

На эту кожу, так сказать. И никакой косметики. И близко. Она не знает, что это такое.

Она и хотела бы. Она просто не знает.

У них этого нету.

Вот и я получил удовольствие. Потому что что-то такое было, действительно, что-то, что я мужчина, а она девушка. И она молчит. Она не сопротивляется. Не было такого: Да что вы, первый раз, да как можно! Так городские начинают.

Потому что она тоже, видимо, давно уже, без мужа. В деревне не загуляешь, никого нет. А он давно на заработках. Появляется там, раз в год.

***

И наоборот. До сих пор помню, в Москве – привел одну. Тоже давно это было. Ну домой к себе. Тоже познакомились.

До сих пор я помню этот запах известки. Бедная несчастная девушка, она, оказывается, маляром работает. Видимо, из лимитчиков, или просто даже москвичка. То есть, сколько бы она косметики не вливала, но каждый день она занимается побелкой. И это вот, я пытался её поцеловать в шею. Видимо, сыплется эта известка, она занимается зачисткой. И стоит стойкий запах известки.

***

То есть, это женщины многие не понимают. Мужчина тоже тонкая психологическая натура. Один раз он какой-то запах может почувствовать, и он с этой женщиной никогда ничего не сможет сделать.

А упаси бог, если это муж и жена. Поэтому это тоже имеет значение.

Это не шутка. Это не просто так вот, давайте им косметику.

Давайте косметику, и будет половина мужчин импотенты.

Или все браки будут расторгнуты. Он не сможет, не захочет. На него этот запах вредно действует.

Как и цвет.

***

У меня был с женой спор в спальне.

Я говорю, вот шторы только, желтые. Или синие.

А она – розовые. Вот она любит розовые.

Она купила розовые.

Но в этой спальне ей со мной спать.

И что дальше?

Отношения резко ухудшились.

Её женская причуда: нет, вот я сделаю, как я хочу. Мол, я за хозяйством слежу.

Но ты с кем в этой спальне спишь? Ты об этом подумай: с кем?

Ну останься с куклой, позови подругу. Вот у тебя будут розовые шторы.

То есть, у женщины нет стратегического мышления: а дальше что?

Да, вот эти духи, хорошо.  Эта косметика – хорошо. Эта одежда – хорошо. Эти шторы.

А с кем?

А дальше то с кем?

С кем – все разрушается.

Вот проблема.

***

Сейчас все у меня уже ушло.

То есть, я восстанавливаю воспоминания молодости.

Сейчас и та крестьянская девушка меня не возбудит.

***

Вот я вообще одно время заставил убрать тюль.

Не люблю двойные шторы.

И когда убрал тюль, действительно, голые окна. И я хожу – издалеко видно. При освещении, зимой.

Не люблю этот женский вариант: тюль, и ещё шторы, и эти карнизы. Это всё чушь, это убирать нужно.

Ковры не люблю. Все ковры меня давят, они у меня свёрнуты там, на складе лежат. Вот - паркет  и всё.

И если бы здесь не я был командиром, уже бы заставили сделать ремонт. А мне нравятся вот эти чёрные разводы. Потому что это жизнь. Ходят, то есть.

У женщины в чём различие?

Она искусственная. Вот, красивая салфеточка, рюшечки. Стоит, всё чистенько.

***

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- Почему Вы нас так не любите:

ОТВЕТ:

- С детства потому что вот так меня в колпак взяли – бабушки, тётушки, сёстры.

Я люблю, я люблю издалека. Издалека люблю. Это плюс.

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- Может быть, Вам не попалась Ваша женщина:

ОТВЕТ:

- Да не, ну посмотрите, что в стране происходит. Мужик под каблуком.

Есть полно хороших женщин. Я говорю о проблеме. Гибнет славянское православное общество. Из-за этого. Что мужчина под каблуком у женщины.

Вот Горбачёв избавился от жены и ходит довольный. Наконец он свободен. Он счастлив сейчас. Я его сколько сейчас видел. На 70-летии. Он счастлив. Он просто… вторая жизнь у него. Она его держала – под каблуком. А дочь ещё боится. Ей ещё рано. Она ещё зависит от отца. Вот сейчас он живёт, в 70 лет. Освободившись от змеи жены, от КПСС-змеи, от страны, от всего. Вот только сейчас он начинает жить нормально. У него всё есть, он успокоился. У него есть свой Фонд. Сейчас он как личность. Да. Он был на привязи. Крепостной был. Он сейчас получил свободу. В 70-ть лет. Если бы у него был сын, история страны была бы совсем по другому.

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- Ну хорошо, Борис Николаевич (Ельцин):

ОТВЕТ:

- То же самое – две дочери. Две дочери. Две стервы, которые задушили отца старика. Задушили. И он вырывался и кромсал страну. В отместку за издевательства дома. Наина Иосифовна – это же ….

Это кажется… На виду мы совсем другие. Как Вы не можете понять. Резко различие человека в обществе и дома. Это совершенно два разных человека – дома это сатрапы, негодяи. А на людях все хорошие. Тихие, культурные, ну такие они просто – ну паинька. И это не холостяка комплекс. Таким должен быть человек – нормальным. Человек должен жить один. Когда колхоз, когда эти бегают, дети, жена, родственники… Коммуналка погубила. Мой мир естественный. Когда меня пытаются обвинить, что я там так к женщинам отношусь, к ним так относятся все мужчины мира. Все мужчины. Вас до сих пор обманывают. Когда вам говорят, что любят, вас обманывают все мужчины мира. Всегда лгут. Я один вам говорю правду на всю планету. Все мужчины вас ненавидят, женщин. Ненавидят вас. Потому что вы мешаете развиваться мужчине. Когда он вас, вас нету. Он вас покупает. Своим положением, деньгами, страхом вашим остаться одной, остаться с ребенком. Поэтому все мужчины мира….

Все преступления мира совершаются из-за женщин. Все. 

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- А как Вы думаете, жена счастлива с Вами?

ОТВЕТ:

- Да какое счастье! Я же её игнорирую. Мне некогда ею заниматься. Эти её привычки дурацкие. Тридцать лет эта её дурацкая фраза: сапоги, шуба, сапоги, шуба. Всё, что интересует - сапоги, шуба, сапоги, шуба. Уже сто пар сапог у неё, двадцать шуб, и всё одно и то же. И ещё чего-нибудь.

Я ей говорю: открой Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке». «Сказка о рыбаке и рыбке». Вот ваша участь – всех женщин. Вам одно кольцо, ещё одно, и ещё одно. На всех пальцах наставите, на ногах, на раках, всё. Здесь навешаете везде. Косметику всю вам выложи – мало. Мало. Никогда ни одна женщина не скажет, что хватит. Ни одна. Никогда.

Хоть в постели, хоть за столом, хоть в магазине.

Ещё. Ещё, ещё. И вы уничтожаете.

Все войны начинаются из-за вас. Всё. И конфликт пошёл не в тех отношениях. Давайте познакомимся поближе, давайте пойдём в Пушкинский музей, сходим в Третьяковскую галерею. Что-то там куплю. Мне всё, мне конец. Я про свою работу… и я хожу около Киры. Около неё хожу туда-сюда.

Не-е-ет. Не-е-ет.

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- Вас обидела женщина?

ОТВЕТ:

- Женщина обидела всех мужчин планеты. При чём тут меня. Вчера я был в Долсе, там было сто девушек. С любой я мог. С любой. Вот там вид был….

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- А зачем же Вам? Вы же избиратель….

ОТВЕТ:

- Вот именно, вот именно. Мне не надо. Меня никто не обижает. Все это. Всё, что я могу взять, я в жизни взял уже пять раз. Мне не надо ничего. Я философствую. Я наблюдаю планету. Я вижу деградацию мужчин. Они недовольны. Они, чтобы начать разговаривать с женщиной, выпивают сперва, выпивают. Он не может на трезвую голову с ней разговаривать. Вот в чём проблема.

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЗРИТЕЛЯМ МУЖЧИНАМ:

- Скажите, пожалуйста, вы выпиваете?

ОТВЕТЫ ЗРИТЕЛЕЙ:

- Обязательно.

ОТВЕТ ЖИРИНОВСКОГО:

- Обязательно. Да. Да. Да. Да. Всегда. И до, и после.

Обязательно. Иначе противно просто становится. Вы этого не знаете просто ничего. Вы этого ничего не знаете.

Я бы получал удовольствие, когда бы по психологической болезни в психологической больнице одни женщины лежали. Всё в психушку загонять. Пусть там переживают. Лучше для мужского здоровья – заходить там в палату, где одни женщины лежат, одни женщины, вся психушка одни женщины. Во. Это во, где здоровье для меня. Я бы получал массу допинга, наслаждался, когда они все в психушке. Вспоминайте, как вы мучили своих мужей, загнали их всех. Ведь вы же уничтожаете. На десять лет живут меньше. И на 10 миллионов мужчин меньше в России. И русские, российские женщины загнали в могилу 10 миллионов мужчин. Этого Гитлер не сделал. Этого Ельцин не сделал. Дома вы загоняете. И так – чуть-чуть, чуть-чуть – не то сделал, не туда пошёл, мало денег, не то одел, не тот костюм, не тот цвет, купи, продай, сходи, где, сапоги, косметика, завезли, не завезли, модно, театр… и пошло, и поехало, и пошло.

Ширвиндт мне звонит и говорит: восьмого марта приходи на спектакль, «Андрюша» (Миронов). С женой.

Мне противно. Вот я могу прийти к нему – сорвать спектакль. А сидеть с женой в первом ряду и наслаждаться, как они Андрюшу загубили в сорок лет… Они же, мамочка. С такой мамочкой жить вообще дня нельзя даже. Её послушаешь со сцены – понимаешь, какая это зверь, что за человек.

Я вспоминаю их монологи. В детстве все боялись её, эту Миронову. Она погубила его. Обоих в могилу загнала. Это всё, что на сцене она говорила… дома она не могла остановиться. Всё равно не могла остановиться и дома. Она была нежная, ласковая, любящая… она обоих загнала в могилу. Как моя двоюродная сестра. И муж в могиле, и два сына. Троих уничтожила. Стерва. Я с детства видел её стервозный характер. Ненависть к мужчинам и ко всему.. как она хочет. Одна теперь. Одна. И три холмика. А она наслаждается жизнью. Она пенсионерка. У неё четырёхкомнатная квартира осталась. Это её муж заработал, её сыновья. А она одна будет ещё жить 20 лет. Раньше 80-ти не сдохнет. Восемьдесят лет проживёт. А сыновья и муж уже сгниют там.

В психушку…

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- Кого, нас?

ОТВЕТ:

- Женские психиатрические больницы по всей стране. В каждой области. И мужчина оздоровится, оздоровится.

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- Я согласна. Если рядом с нашей палатой будет мужская.

ОТВЕТ:

- Во-во-во, во-во-во. В монастыри и в психиатрические больницы.

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- И что будет?

ОТВЕТ:

- Ну вот чтобы оздоровить мужское население. Чтобы не стонали дома. Дома вы стонете, рассказываете все… женщины

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- Вам плохие попадались.

ОТВЕТ:

- При чём тут попадались. У меня всего одна. И далеко от меня живёт. Я её и тещё выдержал только три года. Не больше.

ВОПРОС ЖЕНЩИНЫ ЖИРИНОВСКОМУ:

- Тут я Вас понимаю.

ОТВЕТ:

- Тёща – это страшно. Как я понимал свекровь. Я теперь понимаю, что ей тоже было тяжело. С матерью мужа. Ну. Поэтому надо жить раздельно. Раздельно. Раздельно всем. Из-за этого все проблемы. То есть, на расстоянии и родственники хорошие. И жена хорошая, и муж. Но если вместе в одну квартиру… то дурдом.

Вспоминаю я – тахта, мы спим на тахте. Я у жены жил. И узко спать. Ну ворочаешься, невозможно. Давай расширим немножко. Чуть сдвинем. А там что-то положим. Вся семья сбежалась давать советы. Нахер мне нужны все? Тесть пришёл: давайте вот сюда, вот так… Ну что делать? Я хочу переодеться, дверь закрыл, блядь. Тёща ходит злая – чё он дверь закрывает. Ну чё мне, при вас переодеваться?

Ну дикость какая, ну дикость. Ну что за жизнь такая.

Это всё они делают.

И они все погубили.

Тесть умер, тёща жива. Да.

Все, все сдохнут. А они будут жить.

И моя жена, и тёща, и все будут жить.

А все мужики на кладбище, на кладбище, на кладбище.

А всё по-хорошему.

Интеллигентная семья, всё хорошо. Но она тестя называла, моя тёща, дурень каждый день пять раз. Дурень, ты дурень, ты дурень. А там он капитан первого ранга, всё под козырёк, всё. Но дома то я слышал как она называла: дурень, дурень, дурень. Да это любой с ума сойдёт.

Никак. Попробуй их назови. Никак не называют. Всё, близко нет даже.

Однажды она чего-то там не так сказала – я взял лыжную палку, как долбонул по полу. И она обиделась. А чё обижаться то? Ну не стойте около меня. Вы видите, я не хочу вас слышать и видеть. Трёхкомнатная квартира уже. Уже не тёща. И всё равно вот – бубнит, бубнит, бубнит, бубнит. Даже голос раздражает. Как можно громко разговаривать? Женщина и громко разговаривать? Ну нельзя. Она должна быть ниже на тон мужчины. Обязательно. Обязательно ниже. А она громко, всё. И долго. И не смотрит на человека. Не понимает, что он уже не хочет слышать её. А она продолжает говорить, говорить, говорить. А голос почти мужской. Такой командный.

Здесь бывает какая проблема. Девочки рождаются с характером отца. А мальчики с характером матери.

И всё, это страшно.

Вот, что самое страшное. Когда в мужской организм закладывается характер женщины, а в женщину характер мужчины. И она начинает повелевать, властвовать. А на самом деле то она женщина, она забывает о том, что она жен-щи-на. Вот, в чём проблема.

…»

Про автора
Олександр Золотухін
Організатор Дискусійного клубу Полтава
Олександр Золотухін
544
Останні публікації