11.12.2011 | 8:52

«Snow» (снег)

- Сними немедленно!!! Сними сейчас же!!!

Историчка упрямо заставляет Таню снять свитер.

- А зачем? Почему я должна снимать? Мне холодно. Я ничего такого не сделала!

- Я тебе ещё раз русским языком повторяю – сними немедленно этот свитер!

- Но зачем?

- Ну ты смотри какая. Давай сюда дневник!

- Пожалуйста.

Историчка с завидным остервенением размашисто черкает в дневнике.

Мы притихли. Но в глубине души шумно потешаемся:

«Историчка – истеричка. Ха-ха!».

Как в воду смотрим.

***

«Уважаемые родители!

Ваша дочь пришла в свитере с непонятной надписью!

Прошу больше не одевать этот свитер в школу.

Или убрать с него эту надпись.

Подпись.»

***

Свитер Тане пришлось таки снять. Система принуждения работала в школе что надо.

Да и как иначе? Посади свинью за стол – она и ноги на стол. Будет не школа, а бардак.

***

Таня была у нас девочка хоть куда.

Красавица-раскрасавица.

На все руки модница.

Даже, стыдно сказать – кабаки посещала.

Посидеть.

Неспешно вино потянуть.

Потанцевать слегка.

Жизнь – малина.

Вот такая она у нас была – разбитная.

***

Выпал первый снег.

Танюша пришла в школу.

В очень таком свитере.

И такой он, и растакой. Красивый, в общем, свитер.

Как всегда у Тани.

И поперек свитера большущими прописными красными буквами курсивом стояло: «Snow».

***

Иностранные языки у нас тогда были не в ходу.

(а как же – самый разгар советского времени, начало восьмидесятых!)

Учили мы их кое-как.

Правильнеее сказать – вообще не учили.

Не учили у нас в школе французский.

Каждый сдавал его в меру сил и фантазии.

Наша сила была в руках.

И фантазия.

Ремонтировали парты, стулья и прочий реманент.

(ламали тоже).

Твёрдая тройка в кармане.

Большего нам и не надо.

***

Мы не учили французский.

А тут какое-то «Snow».

Слово отродясь не французское.

Где бы мы его видели?

Как обухом по голове – это «Snow».

Веяло звериным оскалом капитализма.

Эксплуатацией рабочих.

Голодом в Африке.

Войной.

Кровью и смертью.

Холодок в груди. Мелкая дрожь в ногах.

***

Холодная война в разгаре.

И вдруг такО-о-е!

Танюша явно была латентной (скрытой) диссиденткой.

Таскала каштаны из огня американцам.

Ну как пришла ей в голову такая крамольная мысль!

Танюша отчаянно защищалась.

- Да ведь это просто-напросто по английски «снег»!

«Снег» - ха-ха. Всего-то и делов. Да не тут то было.

- Сегодня у тебя какой-то непонятный «снег» на груди, а завтра ты и Родину продашь!

Историчка пылала праведным гневом.

Она была в ударе.

Она была неумолима.

- Откуда нам знать, что там у тебя написано? Американцы специально выпускают одежду с антисоветскими лозунгами. Развращают нашу молодёжь. Джинсы эти ихние то же самое. Это ведь одежда рабов. Это они для рабов делают такую одежду. Прочная ткань, крепко сшито. Чтобы долго не изнашивалась. Часто менять не надо. Дешёвая одежда рабов. И вы туда же! Не поддавайтесь не эти их дешёвые провокации!

- Так я сама это слово вышила!

- Тем более, Таня. Чтобы этого больше не было.

***

Таня убрала «Snow».

Она была латентной диссиденткой.

Но таскать каштаны из огня не хотела.

Для других.

Только для себя.

Ей нравился такой растакой свитерок. Красивенький.

Она в нём была девушка хоть куда.

«Snow» придавал новый оттенок загадочности её неизменно загадочной натуре.

Какие ещё американцы?

Жаль.

Ничего.

Таня своё нагонит.

***

На улице идёт снег.

Большими мягкими хлопьями.

Падает на нас. Сразу тает.

Снег. Мороза нет. И слякоть.

Радуемся жизни.

Молоды, энергичны и полны надежд.

Сил девать некуда.

Мы купили гири. По 24 кг.

Я и два Вовы.

Новое наше увлечение.

Домой идти ещё не хочется.

Пошли в кино.

С гирями.

Купили билеты. Зашли в зал. Смотрим кино. Гири стоят рядом.

Кино закончилось. Гири в руки и пешком домой.

Километров пять.

***

На пол-пути нашому гиревому отряду явление.

Выплывает наша историчка под руку с мужем.

Как лебедь белая.

Снег идёт.

Видит нас издалека.

Шепчет что-то мужу.

Их путь меняется.

Она обходит нас десятой дорогой.

Но мы всё видим.

Джинсы.

Новенькие синенькие.

На плоской попе.

Исторички.

Брюки американских рабов.

Про автора
Олександр Золотухін
Організатор Дискусійного клубу Полтава
Олександр Золотухін
544
Останні публікації