6.07.2012 | 12:43

Глупая воля человеческая

Оле Жуковской посвящается

КУРСОВАЯ

Учился я в своё время в институте.

Раз по экономике курсовую нужно было писать. На реальных данных реального предприятия.

Ну и договорился с одним реальным.

Пришёл получить реальные.

Захожу в планово-экономический отдел.

Женское царство.

Человек шесть мадам.

Столы, заваленные бумагами. Планами наших несбывшихся и сбывшихся надежд.

Шкафы со стеклянными дверцами. Тоже все снизу доверху в папках с затёртыми полурваными переплётами.

Мадам оживились. Видать, от бумажной пыли у них астматически-грустный синдром был.

А тут свежее студенческое лицо мужеского пола. Лекарство от грусти.

То, да сё, документы.

Делаю выписки для курсовой. Неспешно лялякаем о жизни.

И тут одна особо живая мадам лет тридцати, фигура, что песочные часы, покрытая цветастым платьицем, ничего себе бюст, тонкая талия, перетянутая ремешочком, туфли на во-от таком каблуке, прям горит у неё всё внутри, мне:

- А вас преподаватели не мучают?

- ??? То есть?

- Вот мне бы студентиков в руки, вот я бы над ними поизгалялась, они бы у меня побегали, я бы им такого поназадавала, что и не расхлебались бы. Как же люблю помучить!

Ага, дорогая, жизнь в тебе кипит, ключём бъёт. До чего ж ты энергична, свежа, бодра и так естественно хороша.

АНФИСКА

Анфиса, дурацкое у тебя имя. Ну не дают сейчас таких имён.

Что тебе неймётся? Сидишь, как на еже. Говоришь без умолку.

- А я так хочу!!! Да-а!!! Слышь, комарик, одолжи двадцатку. До получки. Как получится.

На тебе. Пожалуйста.

Сидит, как клуша, думает, чтобы такого гаденького сделать. И сверлит глазами.

- Комарик, а давай я тебя прихлопну. Кстати, чаю бы. Да нету. Слушай, комарик, сгоняй в магазин за чаем.

Дамы – они существа почти что неземные, нежные и хрупкие, поклонения и защиты требуют. Так, во всяком случае, комарику внушали с детства. А комарики – они рыцари. И дамам во всём угождать должны.

О да, госпожа, прихлопни меня! Да, бегу, дорогая! Может, тебе ещё чего?

Купил чаю, конфет, печенья.

Заварил чаю.

Пей, дорогая. Кушай конфеты.

Пъёт, кушает. А тут же и свербит. Как бы этого паскудного комара поприхлопнуть.

Удовольствие немерянное получить. Хочу удовольствия! Да!! Хочу!!!

Кинула в него конфетной бумажкой.

- Ой, бумажка упала. Комарик, прибери.

Так годами зреет у комарика недоумение. Ерунда получается. Вроде бы существа неземные бумажками в комариков и не кидаются. Как же то кидаться, коль брат я ей, а она мне сестра. По жизни, по судьбе, а не крови.

Вот я к ней с уважением и поклоном. А в ответ мне бумажка в рожу.

Взял комарик бумажку, посмотрел на Анфиску пристально, покумекал неспешно, да ка-а-ак запустит в неё!!! Со всем накопившимся за долгие годы недоумением.

Анфиска вся прям офанарела. Не ожидала отпора.

- Комарик, ты что?

Рыцаря тебе подавай, бл…на толстожопая! Во тебе! И сунет ей своего комариного кукиша под носа.

Анфиску как вроде не бумажкой кинули, а точно веслом по голове стукнули.

Сбалансировалась прям вся. Что больной после электрофореза. Присмирела. Веснушками пошла. Ты ли это? Слезу пустила.

- Комарик, рыцарь мой ненаглядный. Может, чайку хочешь? Поцелуй меня, комарик.

Анфиска, с тебя хоть иконы малюй. Прям монашка в миру стала.

Смотрит Анфиска преданными собачьими глазками: «Бей меня, топчи, делай что хочешь. Люблю я тебя.»

Комарик в ответ зырит снисходительно, целует небрежно в слезящиеся глаза. Фу, солёные!

- Комарик, я больше не буду! Я вытру!

Да иди ты…

Преобразилась Анфиска. Преданной собачкой преобразилась.

Про автора
Олександр Золотухін
Організатор Дискусійного клубу Полтава
Олександр Золотухін
545
Останні публікації