27.11.2011 | 10:43

Формула водки

D8A6C41F-95EF-49D4-B540-D6B0DA8C8B98_w26

Алла Намсараева

Меня иногда спрашивают: как же так, Будда говорил, что нельзя употреблять алкоголь, а на молебнах на специальный стол для подношений прихожане ставят бутылки водки, на обряды к ламам несут поллитры? Здесь нет противоречия. Будда Шакьямуни действительно строго-настрого запретил своим последователям употреблять алкоголь, ведь состав водки, согласно буддистскому учению, это вовсе не всем известный спирт с формулой C2H5(OH), а более ужасное соединение.

Формулу этого зелья большой и черный владыка черных полчищ нашептал однажды во сне Маре, олицетворению сансарного зла. Мара к тому времени пребывал в унынии. Он полагал, что сансара, где Мара питается энергиями умирающих и вновь рождающихся существ, может опустеть, потому что учение Будды распространялось повсеместно, а люди собирались жить долго, счастливо и готовить себя к выходу из круговорота жизни и смерти. Черный владыка сказал Маре: «Я научу тебя, как отвратить людей от Учения Будды. Ты должен собрать девять компонентов для создания особой жидкости, которая способная победить любой разум, создавая эйфорию радости и привязанности к ней».

Тогда на вершине горы Мара поставил огромный каменный котел, куда поочередно опускал ингредиенты: голову бешеного льва, пену свирепого глупого слона, жало ядовитой змеи, мед бешеной осы, слюну бешеной собаки, костный мозг девяти танцующих дьяволиц, зрачок волка, поедающего человечину, трупное мясо и менструальную кровь женщины-людоедки (ракшаса). Сначала варево стало пивом, которое устремилось с горы вниз, призывая всех утолить жажду. Потом в котле появилось вино, а с добавлением последнего ингредиента варево превратилось в водку.

Люди, которые пили эти жидкости, впадали в состояние эйфории, легкости и транса. В этом состоянии они забывали о тревогах, были веселы и беззаботны. Находясь в состоянии сильного опьянения, начинали соперничать друг с другом, драться. В пьяных оргиях появились первые жертвы. Мара был рад. Ведь только он знал, что девять компонентов, входящих в адскую смесь, несли в себе качества особого яда:

1. Голова бешеного льва разжигает в сердце непомерную гордыню. Человек начинает чувствовать себя выше, лучше, умнее других. Он презирает и унижает окружающих.

2. Пена свирепого глупого слона заставляет человека искать в водке разрешение своих проблем, ему кажется, что он пьет божественный нектар.

3. Жало ядовитой змеи делает человека злобным, гневным. Он становится неприятным, оскорбляя и обижая тех, кто слабее его.

4. Мед бешеной осы делает каждую последующую рюмку водки все слаще. Если первую стопку человек проглатывает с трудом, то дальше этот напиток кажется ему приятнее и приятнее. Вскоре возникает и привязанность к употреблению зелья.

5. Слюна бешеной собаки делает человека вспыльчивым. На любое замечание он реагирует болезненно, устраивает скандалы, которые перерастают в ссоры и драки.

6. Костный мозг девяти танцующих дьяволиц не дает спокойствия. Выпив водку, человек куда-то бежит, что-то помышляет сделать, подвергая свою и чужие жизни опасности.

7. Зрачок волка, поедающего человечину, отражается на зрении. В глазах пьяного все начинает двоиться и троиться, зрачки застывают. Мир предстает перед ним в мрачном или, наоборот, радужном свете. Хорошее он принимает за плохое, плохое приобретает большую притягательность.

8. Трупное мясо делает лицо, кожу, внутренние органы алкоголика серого или синего цвета, они становятся похожи на трупное мясо. Постепенно человек теряет свой запах и приобретает запах мертвечины.

9. Менструальная кровь женщины-людоедки «проглатывает» защитное поле пьющего. Человек становится беззащитным, и ни одно божество, ни один ангел-хранитель – сахюусан, никакая светлая сила не могут приблизиться к нему. В человека вселяется темная энергия, делающая его злобным и свирепым. Вследствие этого в нем гаснет частица Будды, он становится одержимым дьяволом, или, как говорят в буддизме, внутри человека селятся черные существа – слуги Мары.

www.svobodanews.ru

но это, как мне думается, радикально настроенная ветвь тибетского буддизма; особенно в антиалкогольном  вопросе; монах и крепкий молочный самогон - вещи едва ли совместимые, поэтому такая мрачный аллегоризм предостережений в священном тексте

                          _________________________________________________

а есть еще и другой взгляд, взгляд путешественника, уставшего путника, принятого монгольскими кочевниками и наблюдавшего весь процесс приготовления напитка в непосредственной близости - из юрты: 

Монголия: Молочный самогон

Nepal_Chulov_3_1.jpg

Чулов Дмитрий

Женское утро в семье кочевников начинается рано. Нужно успеть подоить коров, снять со вчерашнего молока пенки, сделать кефир, заварить зеленый чай с молоком. А мужчины? Они пока еще спят… Летом их домашний скот дает столько молока, что почти весь рацион состоит из молочных продуктов. В первую очередь это айрэг — кобылье молоко. Если в юрту приходит гость, ему обязательно нальют полную чашу. Сыр, творог, кефир. В летние месяцы ничего другого здесь и не едят…

Два ведра коровьего молока в чан и на медленный огонь — так начинают здесь готовить кефир. Молоко надо обязательно вскипятить перед сквашиванием. А молочные пенки с жирного, свежего молока кочевники считают особым лакомством. В знак уважения именно их по утру предлагают гостям. Чтобы получить пенки, парное молоко подогревают в котле и переливают, высоко поднимая половник, чтобы образовалась пена. Именно она и превратится к завтрашнему утру в плотный, жирный деликатес. Готовят пенки из свежего молока на огне — не очень сильном, и не очень слабом. Молоко нужно то и дело помешивать. Если поставить молоко на сутки в теплое место, на следующее утро на нем образуется толстая вкусная пена. У мужчин-скотоводов труд не легче. Но им можно встать попозже.

Их женщины стараются не греметь посудой и берегут их последние, самые сладкие минуты утреннего сна. По утрам в монгольских семьях обязательно пьют чай. Впрочем, назвать этот напиток обычным чаем трудновато. Это зеленый чай с солью и молоком. Бабушка Нийгуу поднимает половник двадцать один раз, чтобы задобрить Богиню Домашнего очага, которую здесь особенно почитают. Уже много лет каждое утро Нийгуу варит монгольский чай. Утра без этого напитка она себе просто не может представить! Первым утренним чаем здесь принято окроплять небо и землю. Каждое утро женщины в Элсен Тасархай выходят из юрт с половниками чая, прося благословения у сил природы. Этой традиции — многие века.

Уже в юрте утренний чай преподносят Будде и крутят походные молитвенные барабаны. После этого напиток можно предлагать всем членам семьи. И когда хозяйка подала мне дымящуюся кружку, мне показалось, что на свете нет ничего вкуснее горячего утреннего чая.
Разнообразие домашних молочных продуктов в рационе монгольских кочевников впечатляет. Кто бы мог подумать, что из молока в степи умудряются делать даже… водку!.. Самые обычные с виду коровы дают монгольским кочевникам не только молоко, но и спиртное. Крепкий напиток гонят на коровьем навозе из коровьего же молока…. Это очень большой кусок. Чтобы получить водку из молока, в высокий котел, стоящий на огне, вливают забродивший кефир. Считается, что как только он попадает в самогонный аппарат, сразу перестает быть обычным кефиром. Монголы называют его не иначе, как «напиток» — «унда». Из этого самого «напитка» по аналогии с русской бражкой и получают кочевничий самогон.

В котел помещают привязанную за ручки кастрюлю, всю конструкцию крепко заматывают тканью, а сверху ставят таз с холодной водой. По мере того, как забродивший кефир разогревается на огне, из него испаряется спирт, конденсируется и в виде капель попадает в плавающую на поверхности кефира кастрюлю. Хорошая водка получается при сильном огне в печи и холодной воде в верхнем тазу. Беда только в том, что дров в монгольских степях не сыскать днем с огнем. На голых равнинах деревья не растут. Поэтому здесь уже давно пользуются альтернативным источником энергии — сухим навозом. Когда печка заполнена ветками вперемешку с сухим коровьим навозом, остается только ждать, насколько хорошо сработает самогонный аппарат. И вот он, долгожданный момент. Внутри кастрюли — тот самый крепкий напиток, выгнанный из молока.

Подоить скот, заварить чай, прогреть молоко, а по праздникам и нагнать традиционной водки: утро монгольских кочевников пролетает быстро. Кажется, что первый луч солнца забрезжил каких-то полчаса назад, и вот оно уже в зените. И даже если сегодня праздник, для которого их женщины и гонят молочный самогон своим мужчинам, впереди у них еще так много такой вечной домашней работы…

взгляд путешественника

древнейшие культуры и верования, этот драгоценный ручей жизни, который можешь только созерцать, испить из него молча, но как только начинаешь ввиду источника кричать и размахивать руками и ногами, его воды превращаются в мельчайшую невидимую пыль

Про автора
Ілько Запорожець
Домогосподар
Ілько Запорожець
119
Останні публікації