Розмір тексту

Судьи-"иждивенцы", судьи-"ставленники"... И какие еще там?

Насколько мне известно, многие фигуранты этой истории, даже если они на пенсии (а это как пить уже дать), способны еще мощно влиять на любые перепетии в правовом поле полтавского региона... Впрочем, почему только полтавского? Всей Украины! Поэтому не называю имен.

Это, имевшее печальные для меня последствия интервью вышло много  лет тому назад, но зато сразу в двух почтенных изданиях – в газете «Полтавський вісник» и в «Киевских ведомостях».

Оно мне еще особо памятно именно  тем, что, оказывается, наши судьи очень внимательно перечитывают периодику и очень болезненно воспринимают любую критику.И хотя в той публикации нет даже упоминаний фамилий и имен конкретных "действующих лиц и исполнителей", каждый из читавших, видимо, критику коррупционных действий фигурантов статьи принял на свой  счет...Статья, как оказалась потом,  стоила мне большой нервотрепки и затягивания  судебного производства  по факту моего незаконного увольнения с работы.

    Мне мою «дерзость» припомнили при первом удобном моменте… Ровно тринадцать лет назад, когда пришлось мне через суд решать жизненно важный вопрос восстановления на работе, то его(суд, да и вопрос сам), по всей видимости, сознательно заволокитили (хотя допускаю, это была и просто эдакая... гм... эмпирическая антипатия) очень уважаемые господа из апелляционного суда.

Мне потом одна полтавская «сорока» настрекотала на ушко: мол, не был бы ты таким журналистом-умником, то дело решилось бы легко и без проволочек. За один раз решилось бы, т.е. возможно, в одно заседание суда… Вообще, в нашей судебно-правовой системе еще много осталось пережитков сталинизма и эпохи «совка".

Лично я,исходя из всего этого контекста, в высшей степени сочувствую нашему президенту Зеленскому, который взял на себя титаническую ношу - разгребать Авгиевы конюшни нашего  правового дерьма и нигилизма.

Вот так, слегка поинтриговавши уважаемго читателя, я перехожу, собственно, к самоцитированию. Повторяю: мне очень жаль, Украина потеряла много лет в годах застоя и стагнации. Наши "президенты-реформаторы" приходят и уходят, но по сути ничего не меняется. Этому свидетельство - написанная чуть не 15 лет статья-интервью:

«Коррупция в Украине», которая скоро должна появиться на полках наших книжных магазинов. Финансировался этот проект при поддержке Канадского агентства международного развития. Авторами его являются украинские юристы-практики из Харьковского института прикладных гуманитарных исследований, специалисты из Полтавы и Сум. С одним из авторов книги, известным полтавским адвокатом Игорем ШЕХОВЦОВЫМ – это интервью.

— Господин Шеховцов, вы исследовали едва ли не самую актуальную тему. Ваш раздел в книге называется «Добропорядочность судей и работа судов»...

— Коррупцию судов и судей в украинском государстве нельзя рассматривать только через призму банального взяточничества. Это упрощенный взгляд. Я бы разделил это явление на три категории. Первая — злоупотребления, связанные с корыстной целью. Это то же самое взяточничество... Но какое у нас оно многоликое: судье дают взятки не только в виде наличности, но и услугами. Он незаконно получает льготы и блага, за которые другой член общества платил бы деньги! Довольно часто встречается так называемая «коррупция по правилам».

   Т.е. судья получает взятки вследствие установившихся традиций: за должное, в соответствии с законом, выполнение своих профессиональных обязанностей. Это еще называют «презумпцией необходимости благодарности»...

Бутылка дорогого коньяка, соответствующего сорта колечко колбаски в наших «национальных традициях» вообще не считалось взяткой. Между тем с этого все и начинается: когда за абсолютно адекватное, нормальное выполнение профессиональных обязанностей кто-то (судья, врач, чиновник) получает «благодарность». А какая же конкретика явления? Насколько именно среди вершителей правосудия оно распространено?

— Мы проводили исследования в нескольких украинских областях. Ставили, например, своим респондентам (судьям апелляционных и местных судов) и такие два вопроса:

используете ли вы свое должностное положение для разрешения бытовых проблем?

используете ли вы свое должностное положение для незаконного разрешения проблем служебных?

     Получили ответы: в первом случае «да» сказали 34 процента «местных» судей и «апелляционных» — 41. «Нет» — отметили в анкетах соответственно 15 и 13 процентов. Поскольку на этот же вопрос почти половина (по 50 процентов представителей обоих уровней судебной власти) ответили: «Не могу ответить», то... делайте выводы сами. Что касается второго вопроса — та же картина. «Да» ответило, правда, меньшее количество респондентов (22 процента судей «местных» и 18 — «апелляционных»). Не сумели справиться с таким простым вопросом (или не захотели кривить душой?), как и в первом случае, почти половина...

Вывод? Насколько корректно проводились исследования, насколько достоверны результаты?

— Мы получили высокую оценку западных специалистов в отношении научной достоверности исследований. Анкетирование делалось, безусловно, анонимно, более того, с еще многими предупредительными относительно огласки конфиденциальной информации мерами. Наши судьи, вы знаете, очень пугливые...

В книге удивили несколько странные, новосозданные «термины»: «судья-ставленник», «судья-иждивенец»…

— Это из судебной практики, из жизни. «Судьи-иждивенцы» — это те, кто получает ежемесячные средства или жизненные блага от кого-либо — на случай, когда лицо-«спонсор» потребует судебного «вмешательства». «Судья-ставленник» — еще один особый «фрукт» из этого же ряда. В последние годы распространилась практика, когда различные структуры содействуют прохождению на должность судей своих протеже. Понятно, не за спасибо. Карьера таких судей иногда бывает блестящей, а соответствующие их действия в защиту лиц, которым должны быть благодарны быстрым продвижением по службе, — очень активными!

Общие черты явления очерчены. Но книга «Коррупция в Украине» — не просто его констатация.

— Кроме раздела «O судьях», книга содержит в себе анализ коррумпированности выборных органов власти и органов власти исполнительной. Но как бороться, как победить социальное зло? Констатировать, что оно существует, — действительно сегодня недостаточно. Как сделать так, чтобы судьям нашего государства труднее, не с руки было бы совершать коррупционные деяния? Думаю, в законодательстве для этого нужно расширить круг коррупционных правонарушений. Есть деяния, которые по природе — коррупционны, но ответственность именно судей за них не предусмотрена. Нужно установить новые статьи в соответствующем законе.

Мы столько говорили об опасности и распространенности явления, почему же нигде не слышно, во всяком случае, в официальной статистике эти факты не проходят, о наказаниях судей-коррупционеров и взяточников?

— Только один факт. За четыре года деятельности Высшего совета юстиции Президент и Верховная Рада поддержали его предложения об освобождении с должностей более 500 судей. Но! Подавляющее большинство их было снято за различные незначительные дисциплинарные нарушения; 40 судей — за нарушение присяги и... трое — за взятки. Вот отсюда ответ: ситуация обострилась уж слишком; процветают, кроме коррумпированности, еще клановость и корпоративность, следовательно, нужно принимать немедленные и радикальные меры. Какие? Кроме изменений в законе, — целый ряд. Назову только два существенных момента: декларирование «активов» не только самих судей, но и членов их семей. Это первое. Во-вторых, судебная статистика, судебная информация должны быть прозрачными. Решение судов всех уровней следует превратить в электронную базу данных, доступных для каждого украинского гражданина.

Про автора

Віталій Цебрій

Віталій Цебрій

Живе сьогодні в Каунасі (Литва). Закінчив КДУ факультет журналістики. 35 років стажу. Полтавець. Зараз пенсіонер.

96
Останні публікації:

Полтавщина:

Запропонувати тему