2 березня, 16:47

Способы побороть коррупцию. Первый: жизнь под Мухой...то есть, под Мухикой

Для «затравки» темы. Буквально двумя абзацами.  Вот мы говорим все о борьбе с коррупцией, все боремся и боремся… А что если расслабиться, да и получить от этого явления без всяких комплексов обоюдное удовольствие ... Уже прозвучал в эти дни и "третий звонок" для нашего президента  его правительства. Президент Литвы, наш давний симпатик Даля Грибаускайте выступила с заявлением, в котором фактически прямым текстом обвиняет украинского президента в пособничестве коррупционерам всех мастей. Она даже поставила нашего Порошенко "выше" самого Путина, который до сих пор по мнению европейцев являл собой главную угрозу украинской государственности. Это грозный симптом. Европейцы (рупором коих является многие лета литовка Даля) не шутят и их терпение иссякло...

    А что если нам прекратить наконец эту безуспешную борьбу, фактически говорильню без конца и края?

А что если взять - и оставить всякие попытки ликвидировать коррупцию? Просто – легализовать? Конечно, все  же не на все сто, и все же попытаться явление канализировать и получать от него налоги в казну. А? Может попробовать?
Это вроде как шутка, но в мысли самой – лишь доля этой самой шутки.

Жизнь под Мухикой

Вот в этой связи можно привести пример президента Уругвая Мухики.  Под руководством Мухики Уругвай стал и куда менее опасной страной. Потому что этот деятель (известный также в народе еще и как «самый бедный президент планеты») разрешил в своей стране употребление легкого наркотика, который в народе называют «травка»… После полной легализации марихуаны и установления жесткого государственного контроля над ее оборотом, транснациональные наркокартели стали покидать страну.  «Травка» (марихуана) стала общедоступной, после чего популярность героина и кокаина резко упала. Вы думаете, народ Уругвая «скурился»?  Ничуть не бывало. Никаких  также «войн против наркобизнеса» не понадобилось. Уругвай просто перестал быть прибыльным местом для его развития… Поначалу восприняли  легализацию марихуаны  скептически, многие просто крутили пальцем у виска, намекая на престарелого  (78 лет) Мухику.  вскоре осознало все положительные стороны нововведения. Сейчас никто даже не поддает сомнению правильность политики Мухики. Вопрос о восстановлении уголовной ответственности за «хранение и потребление». Более того: в мире к опыту Уругвая стали присматриваться. Он изучается и ставится в пример. Задолго еще до произошедшего известного самміта "Україна-ЄС"...

Вот еще и с оружием, которое во многих странах дозволяется носить и хранить в доме для самозащиты населения. Конечно, недавнее событие в США, «калифорнийский расстрел» опять вызовет в обществе дискуссии. А Обама в свое время выступал с предложением ограничить продажу стрелкового оружия гражданам… Правда Трамп эту мысль не поддержал.  Но это право остается закрепленным в американской конституции и на него в корне никто уже не посягает. У нас, в Украине, о легализации оружейной самозащиты пока только болтают языками. Хотя оружие у населения имеется в несчетном количестве и  теоретически  сотни, либо десятки тысяч людей уже сегодня могли бы оказаться за решеткой.

Как с оружием, как с марихуаной – возможно так же следовало бы поступить и со взяточничеством?

Если экстраполировать подобную же ситуацию  на аппарат чиновников, то нужно лишь поставить получение «мзды» под контроль общественности и установить определенные квоты. Чиновник министерского уровня за хорошо проделанную работу может получать подношения («премиальные») от граждан, но в определенных пределах и потом он должен обязательно отчитаться перед налоговиками о «честно полученных хабарях».
Особо надо внимательно и уважительно отнестись к работникам мелкого уровня государственного аппарата.  В Украине зарплата чиновника районного исполнительного комитета дошла до крайней нищеты – 1100 гривен! Разве можно на это прокормить семью? Вспоминаю совсем недавний случай. Когда один полтавский госслужащий уплатив  за меня квитанцию в размере 5 гривен (так сложились обстоятельства и тот чиновник просто сделал широкий жест), потом от меня же получил материально выраженную благодарность. Взятка была в размере 20 гривен и я ее передал просто: по просьбе чиновника пополнил счет его мобильного…

Но тут хочу сразу попросить у читателя прощения. У меня  эти все мысли пока еще у самого в голове недостаточно созрели. Подозреваю, что при легализации коррупции, надо будет содержать еще один, гро-о-омадный  аппарат чиновников, следящих за уровнем совестливости  и аппетитом своих коллег-взяточников… Поэтому пока поделюсь, чужим правда, но все же уже апробированным опытом.  Но прежде чем начнете читать нижеследующее, зайдайте себе вопрос. А вы к такой борьбе готовы? Насколько готовы? Победит ли снова привычное для Украины кумовство?

Итак, о мировом опыте

Государственную антикоррупционную  кампанию возглавила в Сингапуре команда политика Ли Куан Ю. Кампания состояла из четырех элементов. Первый – появилась независимая службы по борьбе с коррупцией (что-то подобное есть и у нас теперь, только ничего об этой службе не слыхать). Вторым шагом было лишить всех чиновников, независимо от ранга и заслуг бывших перед государством неприкосновенности. Лишили неприкосновенности и их семьи. Агенты независимой службы по борьбе с коррупцией (условно назовем ее СБК) получили право проверять банковские счета, имущество не только самих чиновников, но и их детей, жен, родственников и даже друзей! Если с оказывалось, что клерк и люди его окружения живут не по своим возможностям, СБК автоматически начинало расследование. Без санкций сверху.

Расследование были сосредоточены сначала на больших взяточникам в высших эшелонах власти. С мелкими чинушами-мошенниками боролись тоже. Но более лояльно. И это в то же время был еще более трудоемкий процесс: правительство упрощало процедуры принятия административных решений, удалили всякую двусмысленность из законов. Параллельно судам было предоставлено право конфисковывать доходы, полученные в результате коррупции.
Год 1989-й. Разгар борьбы с коррупцией в Сингапуре. Максимальную сумму штрафа за коррупционные действия увеличили с 10 до 100 000 сингапурских долларов. Дача ложных показаний СБК или введение следствия в заблуждение стало нарушением, которое наказывается тюремным заключением и штрафом до 10 000 долларов. Причем, СБК не раз проводило расследование действий и самого Ли Куан Ю, и в адрес его семьи. Правда, результатов они не имели ... За время деятельности СБК были привлечены к уголовной ответственности несколько министров, десятки общественно-политических деятелей, менеджеров государственных компаний.

За что могли посадить в тюрьму? Здесь не было компромиссов. К примеру, когда одного министра «засекли» в том, что в 1975 году он совершил поездку в Индонезию со своей семьей. Поездка была оплачена подрядчиком, который строил жилье, заказанное государством.

Позже выяснилось также, что министр получил от этого же подрядчика особняк стоимостью 500 000 долларов, а также два льготных кредита. Министр был обвинен во взяточничестве и приговорен к четырем с половиной лет. Он обжаловал приговор, но обвинения оставили в силе. Правда, срок заключения взяточника был несколько уменьшен.

В тогдашнем Сингапуре была фактически введена «презумпция виновности» любого государственного чиновника или государственной общественной организации. По закону разрешалось считать доказательством взятки, если доказывали – обвиняемый жил не по средствам или имел объекты собственности, которые он не мог приобрести на свои законные доходы. Фактически законы были действительно драконовскими: государство переносила бремя доказывания своей невиновности на служащего. Ведь именно последний должен был убедить суд, что вознаграждения (а он получал и легальные премии) не были получены в рамках коррупционной схемы. Виновного же в коррупционных деяниях чиновника наказывали «по полной»: его имущество конфисковали, он платил огромный штраф, часто отбывал наказание и в тюрьме. При этом его семья считается опозоренной!

У нас же пока наоборот!

Политика это такой как бы «бизнес». А если ты на самом деле примудряешься на «рыбном месте» иметь какую-то выгоду для себя и своих детей, то тебя только уважают за это твои соседи. Ну, и наконец существенным элементом антикоррупционной реформы в маленьком Сингапуре было радикальное повышение зарплаты чиновникам. В обществе распространилось мнение, что госслужащим стоит платить большие зарплаты именно потому, что они заслужили (они порядочные, честные). Если же «государственным людям» недоплачивать и экономить на зарплате бюрократа, то он может поддаться искушению ...

После внедрения такой политики в государственном секторе перешли лучшие специалисты. А когда в стране начался быстрый экономический подъем, зарплата чиновников и судей росла пропорционально доходам частного сектора. Отсюда отсутствие дальнейших любых искушений. Ведь статус служащего и судьи позволял человеку достойно прожить самым и дать хорошее образование своим детям ...

Сама формула расчета заработной платы госслужащих, которая работает по сей день, такова: уровень зарплаты чиновника определялся с 2/3 дохода работников частного сектора сопоставимого ранга, показанного ими обоими в налоговых декларациях.

И наконец, важна полная прозрачность всех перечисленных принципов и обстоятельств. Независимые и объективные СМИ Сингапура освещали все .. ну, почти все факты коррупции. Чиновник-взяточник сразу же становится героем первых газетных полос.

Вот такие основные шаги успеха в борьбе с коррупцией. Никаких особых секретов или чрезвычайных экономических  механизмов воздействия! Тем более, никаких политических репрессий. И даже специальных  саммитов "Україна-ЄС"   не потребуется...  Все в правовом поле ... А еще, попутно вспоминая опыт небольшой китайской провинции, могу в совершенно лаконичном формате поделиться и опытом тех же близких теперь мне литовцев.

Когда это маленькое европейское государство, приняло свой пакет «антикоррупционных законов», то в обществе сразу почувствовалось облегчение. И в политическом, и в экономическом, и даже моральном смыслах. Но не все так молниеносно произошло. Одна моя хорошая знакомая, которая только года четыре назад заняла довольно высокую чиновничью должность, рассказала:

– Сначала я ликвидировала очереди в мой кабинет. Также следила, чтобы и никто из подчиненных такие очереди не «обустраивал» ... Потом добилась, чтобы мое управление работало без жалоб населения. И с тех пор к моему муниципального подразделения отношение наших литовских «спецслужб» (которые тоже перед тем прошли антикоррупционную чистку сами) абсолютно лояльное и доброжелательное. Там, где нет очередей и нет жалоб людей – с большой вероятностью нет и коррупционных деяний!

Может, как это уже не прозвучит парадоксально, главная угроза только принятым антикоррупционным законам возникает от текущего уровня коррупции. Законы ведь эти нужно не только принять, но и применить!

На Украине уровень коррупции фантастический

По оценкам некоторых специалистов, он даже выше, чем в России! Ведь там коррупция в приоритете чиновников на втором месте после лояльности Путину. В Украине лояльность к власти не является сдерживающим фактором. Воруют, берут крупные взятки и  мелкие «хабарики» везде. Особенно высокая коррупция среди силовиков всех видов, находящихся в зоне двойного риска: они коррумпируются сами по себе, плюс их соблазняет Кремль для реализации своих военно-политических целей.

Замечу напоследок еще и такое. Для Путина успешная борьба с коррупцией в Украине - настоящий ночной кошмар! То можно ожидать, что и в этом направлении (не только для поддержки боевиков на Донбассе) потекут российские деньки на подкуп наших алчных чинуш...

Понятно, что осыпание негодяев-бюрократов гнилыми помидорами, и метание их в мусорные баки - это тоже методы, хотя и сомнительные. Но сейчас украинской «улице», то есть, всем нашим евромайданам надо переключиться от революционных кавалерийских наскоков к будничной и изнурительной борьбы с взяточниками и взяточничеством.

Это самый надежный метод и способ.

Про автора
Віталій Цебрій
Живе сьогодні в Каунасі (Литва). Закінчив КДУ. 30 років працював у Полтаві. Співпрацюв з найвідомішими столичними виданнями.
Віталій Цебрій
46
Останні публікації