Розмір тексту

Пять своих центов вставлю в защиту председателя Октябрьского районного суда

"Зупинися, а то буду стріляти". Як поліцейські затримували Струкова за порушення ПДР "Зупинися, а то буду стріляти". Як поліцейські затримували Струкова за порушення ПДР

Сладострастно смотрел  сегодня видео, в котором милиция взяла за ж. самого СТРУКОВА!

Вспомнил, связанный с ним, с этим господином, случай  из жизни. Со мною как с журналистом такое было единыжды,  дай Бог не повторится.

Вынужден, перед тем как описать сам случай, сделать основательную преамбулу.

Итак, однажды меня пригласили как профи возглавить редакцию пока еще несуществующей газеты. Это должно было быть издание, которое распиарило бы кандидата на пост мэра города Александра Фастовца.   Этот Фастовец, будучи на самом деле предпринимателем средней руки, но уже в миллионерах, посмел тягаться за власть с самим Кукобой… Я некоторое время занимался организацией этой, подпольной пока еще тогда газеты, причем делал это во время своего тарифного отпуска. Но потом я отказался от этой затеи. Понимал: если меня как перебежчика вычислят – быстро выгонят  с работы. Ведь Кукоба не прощал предателей и «продажных» журналистов (хотя сама суть работы делает нас «продажными»).

 Я ушел от А. Фастовца назад в свой «Полтавский виснык» еще и потому, что сей тип мне при ближайшем рассмотрении показался  еще более омерзительным вероятным  «владыкой», чем мой  тогдашний шеф Анатолий Кукоба.

В  общем, мне показалось, что моего рывка «налево» никто не заметил, но оказалось, что таки да, заметили,  и через некоторое время, когда Фастовец на выборах проиграл, меня действительно уволили!  

Один мой друг-военный в таких случаях говаривал, ничего , танк вошь не давит, но увы, я оказался той вошью, на которую наехал «танк» и таки в натуре  попытался раздавить…

Я обратился к опытному адвокату. Адвокат посоветовал, прежде чем начинать судебный процесс по восстановлению на работе, пойти и упасть в ноги к  самому Батьке.

Адвокат  Кукобу знал хорошо тоже, – как и я, –  и не слишком верил, что мое раскаяние и падание на колени поможет. Но меня уговорил.  И я пошел.  

Я оказался реально не в то время и не в том месте. 

Из приемной Кукобы меня грубо вытурили милиционеры, и хотя я не оказывал  сопротивления, мне приписали «злостное  неповиновение властям, хулиганское поведение» - и оправили в  отделение милиции:

 Итак, мне привелось в один прекрасный день ноября 2003-го  попасть в «клетку», в легендарный у народа обезьянник  – и только лишь за то, что  хотел пробиться  на прием к крупному, самому главному полтавскому чиновнику …  Задержавшие меня милиционеры прекрасно отдавали себе отчет, кого «закрывают», но им поступило жесткое указание  сверху.

 Меня продержали почти сутки в кутузке, и все это время почти не унижали. Хотя могли. Хотя один из пребывавших со мной рядом задержанных, лет тридцати мужик,  наутро, когда его  отпускали, плакал! Мужика довели до такого истерического состояния  всего лишь тем, что  не давали справить  вовремя нужду «по маленькой».

Правда,  главные унижения мои были еще впереди. Я  в итоге, утром был закован в наручники и приведен в зал Октябрьского суда города Полтавы. Судил господин струков.

Он сказал мне (дословно):

– Ну что,  допрыгался, журналист? Гадил всем, гадил, а теперь допрыгался? Что, адвоката тебе сейчас вызвать? (а я перед этим действительно просил адвоката в райотдел, но мне не разрешили позвонить)

 – Так адвоката теперь тебе, может,  даже двух или трех адвокатов?

Я отрицательно замотал головой, мол, с адвокатами у нас в стране покончено, вероятно, и поэтому не надо никого…

Струков продолжал издеваться: «ну, я мог бы тебе выписать сейчас сутки (имеется ввиду, 15 суток админареста) или даже больше… Сколько хочешь?»

И он подержал паузу.  Конечно,  это была одна из самых длинных и неприятных пауз в моей жизни.  

В итоге же я  был оштрафован на 150 гривен (тоже «за неповиновение»)

Добавлю, что в процессе задержания меня еще  на всякий случай травонули слезоточивым газом. Поэтому такое легкое мое в итоге наказание (штраф)  струков объяснил заступничеством неких влиятельных лиц.  

Этих влиятельных лиц я и теперь не буду выдавать (а вдруг еще пригодятся).

Но  сама коллизия мне памятна, и теперь, более чем через десять лет,  я не без злорадства наблюдал как господин струков оказался  в подобной же как и я переделке…

Желаю ему легко отделаться. Да еще желаю и двух-трех  самых могучих городских адвокатов  ему в  этом в помощь!

Не желаю  струкову провести даже одну ночь в обезьяннике – это на самом деле малоинтересно, и  это  в его возрасте  может серьезно отразиться на здоровье!

Это и есть мои пять копеек  в качестве живого участия к судьбе судившего меня судьи.

·         * * * *

Самое же интересное,  потом  я так и не смог найти «крайнего» в инциденте и все мои обращения в прокуратуру – по поводу беззакония, творимого в нашем городе – оказались безрезультатными.

Поэтому, единственное, что могу посоветовать, оказавшимся в подобном положении гражданам, – не надо требовать на помощь адвоката! Это раз. 

Если вам шьют некие незначительные правонарушения (материлася пьяный на улице, оказал сопротивление, слегка хулиганил), то их потом можно будет оспаривать в суде, – самое главное, чтобы не напороться на таких  благородных  отстойников справедливости как струков

Постскриптум.

На видео, где слышно голос струкова и его вопросы к милиционеру (уже в машине),  меня взволновали также ответы  патрульного. На вопрос струкова, где тот работал,  парень сказал:  «под Илловайским работал, у донецкого аэропорта работал…»  Господин струков не понял настроения парня и глубокого смысла его слов.  И даже сдуру заметил: «подумаешь, какой-то Илловайск!»

 Думаю, твои дела (ведь мы уже  давно «на ты»?) действительно плохи, господин струков. Думаю, в этом деле, по ДТП, по крайней мере, не выиграть тебе и ломаного полтинника!

Про автора

Віталій Цебрій

Віталій Цебрій

Живе сьогодні в Каунасі (Литва). Закінчив КДУ факультет журналістики. 35 років стажу. Полтавець. Зараз пенсіонер.

73
Останні публікації:

Полтавщина:

Запропонувати тему