Розмір тексту

Гепа Кернес как зеркало украинской реформации

Геннадий Кернес, один из знаковых украинских политиков ХХІ века, умер в последние дни ушедшего года в клинике Шарите в Германии.

Геннадия Адольфовича судили... кажется это было в позп-позапрошлом году в  Полтаве. Процесс длился долго, но мне так и не удалось на него попасть. Да если бы и попал – вряд ли застал бы там самого Кернеса, который на суд практически не являлся... Впрочем, в конце все-равно дело закрыли, прокурорское расследование закончилось пшиком...

Обвинение в сепаратизме рассыпалось и Кернес благополучно добыл свой очередной срок хозяина Харькова и переизбрался в мэры вторично, потом уже на больничной койке лежа и смертельно страдая коронавирусом.

Вирус добил Гепу, чего не смогла сделать даже пуля киллера, сделавшего несколько лет назад холерика и трудоголика Кернеса инвалидом...

     Странно, но мысли  как-то невольно сомкнулись именно на харьковском мэре. Он действительно в известном смысле – воплощение многих противоречий украинской политики и экономики. С одной стороны – он порождение криминального мира и Гепа постоянно ходил с особо усиленной охраной, боялся (и не зря) покушений на его драгоценную жизнь уголовной братвы-конкурентов…

Биография его начиналась как у большинства «крутьков» и мелких жуликов эпохи Горбачова. То есть, это как бы другая сторона – не чисто криминальная, но органически близкая…

В «Перестройку» он пахал простым работягой, потом часовщиком, потом снова разнорабочим. В 1986 году Кернес пошел в бизнес. Это было веление времени. Почти все украинские политики через это так или иначе прошли... Даже через "зону" проходили -- многие и многие!

... После освобождения из тюрьмы он ушел в «финансисты». Возглавил производственно-коммерческое предприятие «Акцептор». На базе акций одного из банков создал многопрофильный «НПК-Холдинг». Кернес стал региональным медиа-магнатом, овладев газетой «Вечерний Харьков» и местными телеканалами. Приватизировал туристический комплекс «Националь»…

И так далее, и так далее.

Все эти перепетии личной жизни Геннадия Адольфовича напоминают происходившее в конце 90-х со всей украинской экономикой: при Кучме многие откровенные бандюки (особенно донецкий клан) занялись политикой, в то же время, с ними консолидировались и впитали нравы «зоны» многие бывшие чиновники коммунистических аппаратов власти.

Из такой вот гремучей смеси и сотворился тот государственный конгломерат, который называют Незалежной Украиной.

Демократические институции реально работали только короткий период. Потом властью окончательно овладели кланы и лишь разборки между ними

производили внешний эффект «свободы прессы» и прочих демократических свобод. То есть, Украина конца 90-х и начала нулевых напоминала Дикий Запад в истории США. И если в ковбойских прериях Америки лет 150 назад все почти важные разборки происходили с помощью кольта Смит-энд-Вессен, то ... То большинство житейских вопросов у нас и в «нулевые» годы, и сейчас решают либо взятки на местах, либо покровительство высоких чинов в Киеве.

Виталий Скобельский, известный полтавский журналист и мой добрый знакомый, свидетельствует: «На днях мне позвонили из одного харьковского телеканала и попросили прокомментировать, как полтавчане относятся к Кернесу? Ведь там этот политик все последнее десятилетие был уважаем. Его ценили в народе, а траур по нем, объявленный в Харькове многие сочли личной акцией проявления неутешного горя... Я этим телевизионщикам ответил, что не могу поручиться за всех полтавчан. Но те из нас, кто бывал в Харькове и наслаждался прогулками по тамошним роскошным паркам, наверное, относятся к Кернесу положительно...»

Увы, наш народ не привык жить в условиях демократии! Потому эффективно управлять страной можно лишь в таких условиях, когда власть воплощена в «сильной руке». «Рука» должна днем и ночью шугать вороватых чиновников. "Шоб понимали...»

Виталий Скобельский: «В 2011 году я побывал в Харькове по приглашению тогдашнего главы областной государственной администрации М. Добкина.Познакомился на пресс-конференции и с Кернесом. Даже потом ­ в неформальной обстановке. Оказалось, что гостиница "Насьональ", где мы жили, принадлежит ему и он сам тоже жил в отеле. Однажды, выходя на ужин в ресторан отеля, мы столкнулись с... направленым на нас дулом автомата! Это был охранник Кернеса. Нашу веселую компанию поставили «лицом к стене». Но тут появился сам шеф, Геннадий Адольфович узнал нас и остаток этого вечера мы провели в компании с мэром. Я понял тогда, что Кернес был не так «прост", каким мог казаться...»

Во многом мне понятны впечатления и выводы коллеги. И я тоже ненавидел Кернеса за преданность Януковичу и русофобные взгляды на будущее Украины. После покушения на его убийство в душе появилось нечто вроде иронического сочувствия. Потому что любое убийство, даже в бандитских разборках, вряд ли можно оправдывать. После покушения Кернес показал себя достаточно жизнерадостным человеком. Он не отказался от борьбы за власть. Он полностью компенсировал физическую немощность силой воли.

История повторилась, когда все узнали, что мэр Харькова болен ковидом...

И все-таки, учитывая даже и эти странные и драматические обстоятельства, меня удивило: почему, ну, почему харьковчане голосуют за Кернеса?! Ведь когда он уже улетел лечиться в клинику Шарите, уже очевидно было, что он ­- живой труп!

Многие харьковчане, впрочем, открыто выступали против переизбрания мэра. В СМИ появились данные, сколько Кернес потратил на свою вынужденную «командировку» в Германию – и ведь это были бюджетные средства, не личное бабло Гепы...

О, действительно, он был силен во многом! В частности, в схемах и комбинациях, которые сделали Харьков столицей коррупции (скамейки, туалет в Парке Горького, земельные участки и т.д.). Но на самом деле, Гепа был слаб и уязвим. Потому что сильные люди не боятся умереть от бандитской пули или ножа, не боятся лечиться в городских украинских больницах. Кернес на протяжении всего своего правления предпринимал беспрецедентные меры собственной безопасности. Его бронированный Мерседес был сказочной избушкой «без окон - без дверей». И это чудо секьюрити-техники перевозило мэра повсюду после покушения... А вспомнить спецоперацию по его, Кернеса транспортировке на лечение в одну из самых дорогих клиник Европы...

Адольфовича не любили и его братки-бандюки, и «свидомые национал-патриоты». Последние считали его лютым украинофобом и гнусным мошенником. И в то же время великое множество простых харьковчан его по-своему любили и уважали. Вот сентиментальные любительские строки, которые я, в контексте этой всей печальной коллизии, выловил в Интернете:

«...А он был просто пожилой еврей,
Пробитый пулей, но не сломленный и гордый
Стоял на страже маленьких людей,
Стоял как воин пламенный и твердый.»

И еще пару строчек из того же поэтического источника. Строчки о незабвенном Гепе, которого так полюбил харьковский плебс:

«Чудесный парк и лавка, чтоб присесть

Подъезд подкрашен — разве это мало?

Пенсионеру есть на что поесть
Не расцветёт увы на этом слава

Его любили! В чём его секрет?
Его гнобили, но бессильны были!
И выбирали в мэры столько лет!
Те люди, про которых все забыли...»

Написано коряво, но искренне. Более проникновенно не скажешь.

Про автора

Віталій Цебрій

Віталій Цебрій

Живе сьогодні в Каунасі (Литва). Закінчив КДУ факультет журналістики. 35 років стажу. Полтавець. Зараз пенсіонер.

133
Останні публікації:
}

Полтавщина:

Наш e-mail:

Телефони редакції: (095) 794-29-25 (098) 385-07-22

Реклама на сайті: (095) 750-18-53

Запропонувати тему