Розмір тексту

Педагогический этюд

Facebook — зло

Не сам сервис. Он, как раз, выдающийся. Зло то, что там зачастую происходит.

Даже просто желание человека иметь обо всем «свое мнение», раздражает. Тот, который не понимает, что это невозможно, глуп по определению. Но еще больше раздражает уверенность в своем праве распространять и пропагандировать это самое «свое мнение» к месту, а в подавляющем большинстве случаев, совсем наоборот. При этом, это право — право публично нести чушь, почему-то называют свободой слова. Это тоже мнение. Весьма распространенное, надо сказать.

Но хуже всего, это травли. Организованы ли они с определенной целью или спонтанно — не важно. Важно то, что участвуют в них огромное количество народу (как же! ведь отличная возможность высказать свое «мнение») и то, что они иногда приводят к тяжелым последствиям, вплоть до трагических.

Отдельный вид травли — травля учителей. Дернула за ухо, ударила линейкой по рукам, назвали идиотом, и так далее. И за меньшую провинность готовы пригвоздить к позорному столбу, насобирав под гневным постом тысячу комментов, лайков и репостов. При этом никого не интересует, что именно привело к срыву, как развивалась ситуация, была ли у учителя возможность решить проблему другим способом. Всем плевать. Не удержал ситуацию, значит непрофессионал. И это в лучшем случае. Что бывает в худшем, почитаете сами, когда лента выбросит вам очередную травлю.

Когда что-то подобное появляется в моей ленте, всегда вспоминаю случай, описанный ниже.

Наверное, в это трудно поверить, но когда-то я тоже был учителем. Или, если честно, почти учителем — мастером производственного обучения в бурсе. Если кто не в курсе, так раньше называли (а может и сейчас называют?) ПТУ. Было это сразу после армии. Разница в возрасте между мной и моими воспитанниками была небольшой — лет пять-шесть.

Помню, перед первым днем работы слегка нервничал. Бурсы имели в те годы нехорошую репутацию. Туда, за редким исключением, шли те, кого не взяли в 9-й класс по соображениям плохой успеваемости или плохого поведения. Включая хулиганов, клиентов детской комнаты милиции и т. п. Меня чаша сия миновала, но по рассказам одноклассников представление о том, что там происходит. было.

К примеру, вот один из наиболее запомнившихся рассказов: сидит чувак на уроке не снимая кепки. Потом достает из кармана железный рубль, подкидывает его к самому потолку, снимает кепку, ловит ею рубль, одевает кепку. Опять подбрасывает рубль, снимет кепку, ловит ею рубль, одевает кепку. И так пять, десять, двадцать минут. Пока не надоест. И что характерно, преподаватель даже не делает ему замечания. Себе дороже.

Больше всего не хотелось оказаться в роли такого преподавателя.

Но на самом деле все оказалось не так страшно. Общий язык с пацанами найти удалось, дисциплину в группе (а это, а не обучение основам профессии, основная задача мастера), поддерживать на должном уровне получалось. А потом произошел тот самый случай.

Подошел я как-то на перемене к своим пацанам. Они были чем-то очень увлечены. То ли играли во что-то, то ли что-то обсуждали. Не помню. И тут оказалось, что нет журнала. «Сходи»,-  говорю одному. «Не хочу» - отвечает. И тут я даже не вижу, а просто чувствую на себе любопытные взгляды двух десятков пар глаз. «Что будешь делать?» - как-бы спрашивают. Вариантов, в общем-то, всего два. Первый — послать другого. В любом коллективе всегда есть люди не способные отказать начальнику. Второй — заставить выполнить распоряжение любым способом. Но то, что в данном случае, на глазах у всей группы, первый вариант неприемлем, сомнений не вызывает. «Встал и пошел», - говорю ему. И теперь все взгляды  обращены на него: «Твой ход, паренек!». Ну и он мне фигу под нос: «На-а-а !!!!!».

Не буду утверждать, что долго искал педагогический приём, который бы наилучшим образом помог бы выйти из сложного положения. Все случилось спонтанно. Как говорят, упала планка. Справа в ухо, ладонью — шмяк!

Дальше — истерика, сопли, слезы, маты, угрозы, «ты труп», «скажу брату — он тебя закопает», и так далее… Не думаю, что ему было больно. Истерика была единственным возможным ответом, при том, что на ответ, который в его кругу считался правильным, он не решился.

Эпизод неприятный, заставивший меня тогда сильно переживать. Но со временем все улеглось. Какое-то время я еще работал с этой группой. И никто и никогда больше не пытался сунуть мне фигу под нос.

А еще, был у меня в бурсе дружок. Саней зовут. Тоже мастером трудился. Был он постарше, поопытнее и куда спокойнее, чем я. К тому же ветеран советского подпольного карате. У него были другие педагогические приемы. Когда щенячья фронда зашкаливала, он строил группу и вел всех под мост. Снимал пиджак и говорил: «Мы не на территории училища, нас никто не видит. Я вам сейчас не мастер, вы мне не ученики. Кто хотел высказаться — прошу. Можем один на один, можете вдвоем или втроем. Давайте!» Обычно, никто не выходил и на какое-то время дисциплина восстанавливалась.

Если бы о наших с Саней педагогических методах узнало начальство, нас бы, скорее всего, уволили бы. А если бы тогда был Facebook — распяли бы. Но, слава Богу, у пацанов 80-х были принципы, а Марк Цукерберг в те времена еще посещал центр дошкольных программ в городе Уайт-Плейнс, штат Нью-Йорк. Так что обошлось.

Время от времени я встречаю кого-то из тех пацанов. Правда, какие они теперь пацаны — деды. Никто лицо не вернет, и на другую сторону не переходит. Недавно звали на встречу выпускников. В общем — нормальные отношения.

Ну и в конце, очевидно, нужна мораль. Она проста. Если хотите, что-бы к вашим отпрыскам относились по-человечески, воспитайте их людьми.

Про автора

Борис Лозовский

Борис Лозовский

Частный предприниматель

203
Останні публікації:

Полтавщина:

Наш e-mail:

Телефони редакції: (095) 794-29-25 (098) 385-07-22

Реклама на сайті: (095) 750-18-53

Запропонувати тему