Розмір тексту

Не провалиться в ад бездержавности, или Кто напишет новую Конституцию Украины

Президент Володимир Зеленський міг би записати Конституцію України як аудіокнигу — своїм впізнаваним голосом, із своїми характерними інтонаціями. Або випустити 161 коротких відео — за кількістю статей у Конституції... 

Исполнилось 25 лет Конституции Украины. 

Ее принимали не на референдуме и без широкого всенародного обсуждения — она стала пактом между тогдашними элитными группами. Еще в памяти июньские дни 1996 года, когда народные депутаты на легендарном, длившемся ровно сутки заседании Верховной Рады вели сложный политический торг: одни были против автономного статуса Крыма и русского языка как второго государственного, другие — против желто-синего флага и тризуба. 

Теперь же, когда отцы Конституции-1996 Михаил Сирота и Виктор Мусияка — уже в лучшем из миров, начинает казаться, что она была всегда. 

Да, День Конституции — это праздник, но со слезами на глазах. Существует несколько вариантов — как уничтожить конституционный порядок и извратить Конституцию, прикрываясь при этом если не Пылыпом Орлыком, то книжкой с ее текстом или хотя бы обложкой и титульным листом. 

Например, российский вариант — ПОЛИТИЗИРОВАННАЯ УЗУРПАЦИЯ, — когда на одноразовом «референдумо-плебесците» 1 июля 2020 года (с его знаменитым голосованием «на пеньках») текст Конституции РФ был разбавлен множеством новых норм, часть которых не соответствовала или прямо противоречила положениям конституционного ядра — главам 1 (Основы конституционного строя) и 2 (Права и свободы человека и гражданина). Некоторые конституционные новации усложнили или даже извратили порядок управления в России, некоторые — имели декларативный, моральный, оценочный, идеологический, политический характер (о Боге, о русском языке как «языке государствообразующего народа», о любви к животным, о детях как «приоритете государственной политики», о «памяти защитников Отечества» и т.п.). Ну а знаменитая «поправка Терешковой», позволяющая Путину оставаться президентом до 2036 года, радикально изменила форму государственного правления в России — с республиканской на квази-монархическую (принципат — как при императоре Октавиане Августе). Не вызывает никаких сомнений, что когда в России сменится политический режим, первым актом новой власти будет закон об отмене конституционной «реформы» 2020 года и принятых на ее основе законах. И речь вовсе не об оппозиционном перевороте, не о победе «коллективного Навального»: даже самые последовательные наследники Путина хотя бы из чувства самосохранения будут стремиться рационализировать правопорядок и вернуть Конституцию РФ в состояние до 1 июля 2020 года. Ну а в случае прихода к власти оппозиции следует ждать принятия новой Конституции — подлинно федеративной и без диктаторских полномочий главы государства… 

В Беларуси можем наблюдать иной тип издевательства над Основным Законом — ЗАБАЛТЫВАЛЬНУЮ ИМИТАЦИЮ: узурпировавший и незаконно удерживающий власть (т.е. совершивший госпереворот) экс-президент завел разговор о необходимости конституционной реформы вовсе не для концентрации полномочий в своих руках — его власть и без того абсолютна и удерживается теперь исключительно правом силы, а не силой права, ну а сам режим трансформировался из репрессивного в террористический. Цель «реформы» — забалтывание ситуации — мол, не надо свергать меня прямо сейчас, давайте сначала проведем «конституционную реформу»! Зачем эта «реформа», каковы ее основные цели и параметры — никто не знает, а лукашенковские политтехнологи до сих пор не придумали. Зато можно бесконечно долго отодвигать час собственного политического погребения, ссылаясь «конституционную реформу». Эти два слова звучат солидно и многозначительно. Но и из Кремля его тоже подгоняют — мол, давай скорее, не тяни кота! Сначала он обещал ее обнародовать в начале 2021 года, теперь — уже в начале 2022-го, т.е. один год он себе выторговал путем нехитрых словесных манипуляций, совмещенных, правда, с жестоким террором. В общем, похоже, что в Беларуси после Лукашенко придется не только писать и принимать новую Конституцию, но даже переучреждать государство… 

Но украинский вариант попрания существующей Конституции не менее хитромудр и креативен — это ИГНОРИРОВАНИЕ, ПРЕВРАЩЕНИЕ В ФИКЦИЮ: верховная власть ведет себя так, словно никакой Конституции, никакой правовой системы, никакого корпуса законодательства не существует в принципе. И это — под непрекращающиеся рассказы о «первой в мире» Конституции Пылыпа Орлыка (которая, к слову, была инновационной и совершенно замечательной для начала XVIII века — для конституций нулевого и первого поколения)! 

Сначала главной формой издевательства над Конституцией со стороны власти было «переключение» формы государственного правления: с президентско-парламентской республики на парламентско-президентскую (2004, 2014) и обратно (2010). Два года назад многие радовались избранию Зеленского — мол, как хорошо, что президентом стал популярный человек с высшим юридическим образованием! Ведь первое высшее образование, помимо диплома, суммы знаний и ремесленных навыков, еще «ставит» определенным образом профессиональное мышление: взгляд на мир, тип подхода к проблемам и их решению, общую логику. Поговорив с незнакомым человеком всего несколько минут, без труда можно определить, кто он по первому образованию: физик или юрист, философ или инженер, врач или экономист, агроном или искусствовед, химик или архитектор. Однако в данном случае роль высшего образования сыграла, видимо, Высшая лига КВН. Поэтому апофеозом празднования 25-й годовщины Конституции стало внесение президентом Владимиром Зеленским как неотложного законопроекта о большом Государственном гербе Украины. Это, конечно, плохо, что за 30 лет независимости все попытки нарисовать большой герб были неудачны (конкурсы объявлялись в 1996, 2001, 2009 и 2020 годах). Но принимать то ли проект-фаворит 2020 года художника Алексея Кохана, то ли проект-фаворит 2009 года художников Александра Ивахненко, Виталия Митченко и Сергея Якутовича («Лев с дрессировщиком» — именно его внес Зеленский в своем законопроекте) без существенных доработок — значит, плодить унылость. Результаты всех конкурсов пока настолько неутешительны, что даже председатель жюри, известный историк и геральдист Андрей Гречило, от отчаяния заявил, что Украине лучше вообще отказаться от идеи большого герба, ограничившись малым — тризубом, тем более, Украина — не монархия, не империя, не федерация. Еще раз фиксируем: с точки зрения президента, главная проблема Конституции-1996 — отсутствие большого герба. 

А с точки зрения всех остальных, даже необязательно юристов, главная проблема — нынешняя правовая неопределенность, зыбкость, размывание правового порядка, правовой постмодернизм, игнорирование конституционных норм, издевательство над правом, катастрофа правоприменения, непрогнозируемые результаты судебной реформы. Да и зачем нужен правовой порядок, если многие вопросы можно решить через решения РНБО? Однако во властных коридорах всё популярнее идея о втором сроке нынешнего президента и об изменениях Конституции — о концентрации полномочий в его руках — в общем, всё по следам Януковича 2010–2014 годов. 

Итак, главное конституционное ноу-хау нынешнего украинского политического режима — это игнорирование Конституции — и как Основного закона прямого действия, и как ядра системы законодательства, и как атрибута и символа государственности, и как формализованного общественного договора между гражданами по поводу учреждения государства. 

Ситуация, когда даже очень патриотически ориентированная политическая целесообразность действует или в отрыве от права как такового, или в противоречии с правовыми нормами, ведет к кризису правопорядка. Если власть пыталась бы мотивировать свои действия естественно-правовыми представлениями и философско-правовыми конструкциями, это была бы еще дискутабельная ситуация. Но вряд ли Зеленского и его соратников учили философии права или естественно-правовым теориям. 

Победа политической целесообразности над правом ведет к гибели права и а-легализму. А смерть правового порядка ведет, в свою очередь, к гибели государства. И противостоять этому не может ни Конституционный Суд Украины в его нынешнем составе, ни Венецианская Комиссия Совета Европы за демократию через право. 

В классической работе «О сущности Конституции» (1862) Фердинанд Лассаль делает такое допущение: если бы вдруг в Пруссии сгорели все библиотеки с текстами законов, то привело бы это к правовому коллапсу или нет? И отвечает отрицательно: в его понимании, и Конституция, и свод законов — это прежде всего реальный баланс сил и интересов между различными классами и социальными группами. А в текстах законов (в правовых нормах) этот баланс лишь зафиксирован. 

Интересно, а что бы случилось, если б в Украине пропали (сгорели и были бы стерты в интернете и на иных носителях) тексты всех законов, начиная с Конституции? 

Подозреваю, никто ничего просто бы не заметил. 

Не будет преувеличением сказать, что в украинских условиях торжество политической целесообразности над Конституцией и правовым порядком — даже во имя борьбы с внешней агрессией — приближает заветную мечту Кремля (которую там теперь уже не стесняются озвучивать): гибель украинского государства как несостоявшегося, «второй раздел Украины» и «воссоединение единого народа» под российским триколором. 

Впечатление, что Украина в очередной раз попала в старую колею, в которой увязла и во второй половине XVII века, и в конце века XVIII, и в 1918–1920 годах — когда благими намерениями замечательных, но очень эгоистичных и не способных к солидарности и критическому анализу своих ошибок представителей элиты оказалась выстлана дорога в ад бездержавности… 

Есть ли вариант вывернуть из этой колеи? 

У власти — есть, конечно. 

Например, такой. Было бы чудесно, чтобы президент Владимир Зеленский записал бы Конституцию Украины как аудиокнигу — своим узнаваемым голосом, со своими характерными интонациями. Или выпустил бы 161 коротких видео с начиткой — по количеству статей в Конституции-1996. По крайней мере, это была бы гарантия его собственного ознакомления с текстом Основного закона и актуализации в сознании конституционно-правовой проблематики. 

Разумеется, не факт, что это радикально на что-то повлияет и что политический режим будет удерживать себя в правовых рамках. Но в таком случае точно может включиться альтернативный сценарий — у амбициозных контрэлит (т.е. у новой, часто еще не проявленной оппозиции). Если власть игнорирует действующую Конституцию, то рано или поздно приходят новые люди — со своим собственным конституционным проектом. И такой приход может быть не только эволюционным развитием, но и революционным взрывом. (Стоит отметить, что создание новых конституционных проектов — это непреложный признак борьбы за власть — начиная со времен декабристских конституций и статутов Кирилло-Мефодиевского Братства.) 

Итак, сценарий может выглядеть так: сначала Конституанта (процесс по обретению новой Конституции) — Конституционное Собрание, нарабатывание нового конституционного проекта. Потом — новый общественный договор, переучреждение государства на его основе, референдум по принятию новой Конституции. (Многие ошибочно полагают, что общественный договор — это между народом и властью, между обществом и государством. Но так считали во времена королей и монархий. Подлинный общественный договор — это между гражданами — о том, что они готовы сами устанавливать конституционный порядок и избирать себе легитимную власть.) 

Нынешняя Конституция Украины относится к четвертому (наиновейшему) поколению конституций, что, безусловно, хорошо, но уже не соответствует вызовам современности. Самый актуальный этап развития конституций должен учитывать реалии современной эпохи: нелинейный тип развития цивилизации, повышение гипотетической субъектности, свободы и самореализации человека и гражданина, способность современного общества к самоорганизации и даже к саморазвитию, уменьшение необходимого легитимного насилия со стороны государства, актуализация в перспективе роли государства как партнера общества, использованию технологий электронного правительства и управления, внедрение базового безусловного дохода. 

В общем, нынешний четверть-вековой юбилей Конституции Украины и состояние украинской правовой системы навивает мысли о том, что в самом скором времени украинское общество (и не только украинское) окажется в водовороте сложных и турбулентных процессов — по обретению новой Конституции, нового государства, новой социально-политической и правовой реальности… 

Про автора

Андрій Окара

Андрій Окара

Політичний філософ

21
Останні публікації:
}

Полтавщина:

Наш e-mail:

Телефони редакції: (095) 794-29-25 (098) 385-07-22

Реклама на сайті: (095) 750-18-53

Запропонувати тему