Розмір тексту

Як Берлін та Москва "кинули" Білорусь та білоруський народ, дбаючи про власні інтереси

Коли Білорусь за право життя / З катами боролась, жила і вмирала, / І ждала, хотіла лише співчуття, / Європа мовчала (майже Олександр Олесь).

Впечатление, что ЕС и Меркель ждали - что же получится из идеи по созданию в Беларуси Каардынацыйнай Рады. Дождались. Поняли, что всё как всегда. Т.е. что проект ни шаткий, ни валкий, что бороться за власть активно они не намерены, что своих Парасюков там в кустах нет, что снова срабатывает легендарный беларусский архетип "А можа так яно і трэба?".

После этого Берлин поговорил с Москвой. А Лука от разговора отказался. И на этом разговоре и были проведены очередные красные линии - между Западом и не-Западом. С учетом также позиции Китая.

Итак,

1. Лука - это зло, несовместимое с европейскими ценностями.

2. Его надо бы гнать нахрен. Но не будем торопиться. Некоторое время (полгода? год?) можем и потерпеть. Пусть подготовит Беларусь к тому, чтобы нам ее вкуснее было сожрать. В смысле, пусть они проведут конституционную реформу, примут новую Конституцию, назначат парламентские выборы, сформируют гарантии политикам в отставке...

3. Оппозиция, Тихановские, Бабарыко, Цепкало - это никакие не украинские поджигатели покрышек, не метатели коктейлей Молотова, не выдвигатели радикальных требований. В лучшем случае - партызаны. А вообще-то - последователи махатмы Ганди и Льва Толстого. Поэтому можем забыть об их существовании.

4. Нет ничего важнее геополитической оси "Берлин - Москва". А всякие там Украины, Беларуси, Литвы, даже Польши - это досадное недоразумение, лимитрофы. Поэтому Беларусь не должна стать яблоком раздора, полем гибридной войны между ФРГ и РФ.

5. Что, началась новая волна репрессий от Лукашенко? Ой, какая неприятная информация! Как жаль этих несчастных!

6. Тихановская получила большинство голосов на выборах? Ну да, наверное, получила. Но разве это повод признавать ее победу? Мы ведь не можем пересчитать все бюллетени. Поэтому будем ее считать просто классной теткой / девушкой.

7. С Китаем особые отношения, и разговор об этих отношениях - тоже особый. Но подчеркиваем: ни Берлин, ни Москва не оставляют Пекин за бортом своих договоренностей. Все интересы Китая в Беларуси будут соблюдены и учтены.

8. Европейские ценности - это круто, очень круто. Но интересы - еще важнее!


Перефразуючи відомий вірш Олександра Олеся 1931 року, нинішня ситуація навколо Білорусі описується приблизно так: 


Коли Білорусь за право життя
З катами боролась, жила і вмирала,
І ждала, хотіла лише співчуття,
Європа мовчала.

Коли Білорусь в нерівній борьбі
Вся сходила кров'ю і слізьми стікала
І дружної помочі ждала собі,
Європа мовчала...

_________________________________________________


(з запізненням виставляю текст про результати виборів в Білорусі - ще коли не було ні репресій, ні страйків, ні 200-тисячних мітингів на підтримку Ціханоўскай, як то є зараз.)

«To be or not to be» для Беларуси

 1. Я, как человек, занимающийся политическим анализом, всегда и везде стремлюсь быть объективным, независимым и неангажированным в своих оценках. Однако начну с личностно окрашенного признания: у меня есть, как минимум, пять причин быть благодарным Александру Лукашенко — как выдающемуся деятелю постсоветской и восточноевропейской истории (подчеркну: словосочетание «выдающемуся политику» не употребляю). (Одна из причин: Лукашенко сохранил суверенитет Беларуси, который лично для меня является самодовлеющей ценностью; об иных умолчу.)

2. Ситуация в Беларуси продемонстрировала — к чему в современном постиндустриальном мире ведет авторитарный патерналистский политический режим, считающий свое население не гражданами, но неразумными подданными,  а также — отсутствие политической конкуренции. Будь в Беларуси такая конкуренция, Лукашенко вполне мог бы победить — но в сложной изнурительной предвыборной кампании. Ему есть немало чего предъявить избирателям в качестве собственных достижений.

3. Главной политтехнологической ошибкой Лукашенко стал официальный результат 80%, хотя логика этой цифры вполне понятна: надо, чтобы было больше официального результата 77,9%, который получил Кремль на «общенародном голосовании» за «изменения в Конституцию Российской Федерации» 1 июля. Если бы был объявлен более реалистичный результат, но исключающий второй тур голосования, — порядка 55–60%, это снизило бы уровень возмущения и уличного протеста, позволило бы сохранить хотя бы некоторую видимость избирательной процедуры. Но, как говорится, хозяин — барин. Не имеешь чувства меры — получи Плочшу, да не только в центре Минска, но по всей Беларуси.

4. Интерпретация официального результата выборов стало эффективным маркером для российского и белорусского профессионального сообщества. Социологи и политологи, не подвергающие 80% за Лукашенко скепсису или хотя бы сомнению, либо не являются таковыми, а занимаются иными профессиями (политической журналистикой, пропагандой, политикой), либо профессионально некомпетентны, а потому вряд ли могут считаться коллегами.

5. Светлана Тихановская — не Жанна д’Арк, не Голда Меир, не Маргарет Тэтчер, не Юлия Тимошенко. Тем не менее, именно она стала лицом протестного опрокидывающего голосования. Она сознательно называет себя не лидером протеста, но символом, и не хочет становиться политиком. Отсутствие у протеста единого центра мобилизует творческие способности социальной самоорганизации и способствует развитию солидарного гражданского общества, но делает его более уязвимым для силового подавления.

6. Политтехнологическая ошибка Кремля — поздравить Лукашенко с победой сразу же (после Китая). Это повышает градус антироссийских настроений в самой Беларуси. Хотя кремлевская логика тоже понятна: сделать Лукашенко морально и психологически зависимым, что должно сделать его посговорчивее — особенно если Запад победы в 80% не признает. Возможно, это ускорит освобождение «вагнеровского оркестра». Но у Кремля был уникальный шанс — попытаться стать посредником между режимом Лукашенко и белорусским гражданским обществом. Однако этим шансом никто не подумал воспользоваться.

7. Впрочем, любой из трех возможных сценариев дальнейшего развития событий в Беларуси (объявление Лукашенко победителем и «рассасывание» протеста; бегство Лукашенко и объявление победы Светланы Тихановской; эскалация протестов, массовые репрессии, затяжная война между государством и гражданским обществом) при всех возможных рисках — на руку Кремлю. Если придется иметь дело вновь с Лукашенко, то это будет совсем другой Лукашенко — с подорванной легитимностью (особенно без признания Запада), с фатальной экономической и политической зависимостью от России. Если же вдруг придется иметь дело с президентом Светланой Тихановской, то обитателям Кремля не составит большого труда обыграть ее в «политический хоккей» — даже если она и провозгласит стратегию отдаления от Москвы. Сохранить суверенитет Беларуси даже в его нынешнем объеме, — задача нереальной сложности.

8. Нынешние российский и белорусский политические режимы — это сиамские близнецы, между которыми не прекращается взаимная «любовь-ненависть». Падение одного из них с вероятностью повлечет падение другого. И если в отношении Лукашенко такая зависимость очевидна, то влияние Минска на Москву более сложное, опосредованное, отложенное во времени и асимметричное. Тут может сыграть и сама аналогия ситуаций, и возможность или невозможность перехода «красных линий» в ходе социального протеста, и представление о гражданском достоинстве людей. Тем не менее, Россия — большая, ресурсно богатая страна, обладающая ядерным оружием. Беларусь — ровно наоборот. Но не будет большим преувеличением сказать, что судьба российского политического режима и обитателей Кремля решается именно сейчас и именно в Минске.

9. А вот судьба политического режима Лукашенко теперь находится в руках силовых структур. Силовики — это люди, которые всегда и при любых обстоятельствах хотят быть на стороне победителя. Поэтому в их среде всегда есть сложная рефлексивная игра — как вести себя в катастрофической ситуации. Но если в их среде сложится консенсус, что протест набрал критическую массу, они могут решить, что «Акелла промахнулся», и что «міліцыя з народам». И что их недавний «царь и бог» вполне может отправляться в гости к Виктору Януковичу.

10. Но главный экзистенциальный вопрос задан сейчас не Лукашенко, не Кремлю, не Западу и даже не белорусским силовикам. Он задан белорусскому гражданскому обществу. Считается, что белорусская «коллективная душа» — это душа такого коллективного «тутэйшаго партызана», индивидуалиста-интроверта, склонного к порядку и вынужденной покорности обстоятельствам. При этом не склонного, в отличие от украинцев, поляков и даже россиян, демонстрировать свой протест публично. В день голосования белорусское общество показало, что оно готово идти на коллективные и даже индивидуальные риски, что оно готово выйти из своего достаточно уютного, но затхлого укрытия. Динамика дальнейшего протеста в Беларуси (включая анонсированные общенациональные забастовки) покажет — в какой степени Беларусь является субъектом истории. Либо повторится всё то же самое — как в архетипическом белорусском анекдоте про гвоздь в скамейке: что, снова Лукашенко — президент? «А можа так яно і трэба?»

 P.S.

11. Примечательно, что Беларусь стала полем когнитивной (смысловой) войны между Украиной и Россией, которая, в свою очередь, может рассматриваться как часть гибридной войны. Украинские активисты Майдана-2014 и АТО учат белорусов — как эффективно организовать протест против диктатуры. Российское телевидение учит белорусов — что «старый конь борозды не испортит» и что Майдан ведет к бедности и запустению. Украинские журналисты рассказывают о прелестях евроинтеграции, российские — о прелестях «Русского мира». Украинские политологи фантазируют о перспективах Балто-Черноморского союза, российские — о геополитической ценности Союзного государства России и Беларуси. Украинские историки говорят — какое замечательное было общее средневековое государство — Великое княжество Литовское, российские — об общем наследии Победы-1945. Из Украины раздается: вы там у себя в Беларуси не знаете, что такое настоящая свобода — мы вас научим! Из России: вы забыли, что такое порядок и величие империи — мы поможем! В общем, всё предсказуемо, но местами креативно.

Про автора

Андрій Окара

Андрій Окара

Політичний філософ

14
Останні публікації:

Полтавщина:

Наш e-mail:

Телефони редакції: (095) 794-29-25 (098) 385-07-22

Реклама на сайті: (095) 750-18-53

Запропонувати тему