29.03.2012 | 16:30

Синдром бухгалтера

О деменции, маразме, преклонном возрасте, Макаренко, его прелюбопытном методе и расчётливых бухгалтерах.

Есть у меня один знакомый врач. Геронтолог.

Специалист по проблемам старения организма.

Лечит людей преклонного возраста, болезни, с этим связанные. И рассказал он мне интересную тенденцию.

***

У многих престарелых наблюдаются симптомы так называемой деменции.

Спрашиваете, что такое деменция?

Пожалуйста.

Под деме́нцией понимают приобретённое слабоумие, снижение познавательной деятельности, утрата ранее усвоенных знаний и практических навыков, распад психических функций, происходящий в результате поражений мозга.

Наиболее часто проявляется в старости – так называемая сенильная деменция. В народе сенильная деменция носит название старческий мара́зм.

Особенно сильно проявляется деменция у людей преклонного возраста, которые работали обычными рабочими, колхозниками, в поле, на фермах и т.п., то есть, у работников физического, а не умственного труда. Вот у них деменция встречается особенно часто.

А вот у работников умственного труда деменция наблюдается не так часто и не настолько ярко выражена, как у «физиков».

Как говорит мой знакомый, особенно наглядно видно отсутствие деменции у бывших главных бухгалтеров с приличным стажем работы. У них деменции вообще не наблюдается, сохраняется отличная память, аналитические способности, пытливый ум.

Когда на прием приходит престарелый пациент с подобными психическими качествами – хорошей памятью и пр., о нем говорят, что пришёл пациент с синдромом бухгалтера.

При этом не обязательно такой подопечный работал бухгалтером. Он мог работать и учителем, и инженером и тому подобное. Но почему-то в практике работы моего знакомого геронтолога прижился именно этот такой себе доморощенный термин - «синдром бухгалтера». А не, скажем, «синдром инженера» или учителя.

***

Об аналогичном эффекте мне рассказывала главный бухгалтер одного очень крупного предприятия.

Так называемая контора там большая, четырехэтажное здание, полное конторских работников. Как говорят: работа идёт – контора пишет.

Вроде бы вся контора – работники интеллектуального труда. Но среди них бухгалтеры выделяются особо – большая умственная организованность, собранность, повышенный умственный тонус. Видимо, внешние условия (всякие проверки, дамоклов меч штрафов) способствует этому. Совсем как по Дарвину теория эволюции – внешняя середа (внешние раздражители) формируют такие навыки.

***

К чему бы я это всё веду?

Ну обладают бухгалтеры и всякие прочие работники условно умственного труда синдромом бухгалтера и что дальше?

***

Сразу на ум приходит девиз Сократа, философа: «Познай себя». Примерно то же и наш незабвенный Григорий Сковорода говорил, самобытный украинский философ.

***

Ну и что? Ну познаем. И что дальше?

Так ведь «Познай себя - познаешь весь мир вокруг себя».

Я не буду тут дальше философствовать – зачем, какой смысл. Достаточно того, что у нас, людей, есть потребность в познании. Это всё чистая психология. Такова наша конструкция. Есть орган познания – наш мозг.

И познавая себя и мир вокруг себя мы себя всего лишь проявляем. Мы проявляем то, что в нас заложено.

Поэтому вернёмся снова к нашим баранам – к нашому дорогому синдрому бухгалтера у бухгалтера.

***

У бухгалтера синдром бухгалтера проявляется также в особом специфическом, расчётливом мышлении.

Бухгалтер часто даже обыденные события повседневной жизни трактует через призму своего бухгалтерского восприятия. Доходит даже до смешного.

Чтобы подтвердить эти свои слова, я напоследок приведу отрывок из повести «Книга для родителей» одного из величайших педагогов ушедшего века, прекрасного человека, самобытного литературного таланта Антона Семеновича Макаренко (01.03.1888 – 01.04.1939).

Но сразу несколько слов о самом Макаренко.

***

Согласно решению ЮНЕСКО (1988) способ педагогического мышления в ХХ веке определили четыре педагога - Джон Дьюи, Георг Кершенштейнер, Мария Монтессори и наш Антон Макаренко.

Достижения Макаренко впечатляют.

Макаренко из малолетних преступников – воров, убийц, - воспитал нормальных людей, нормальных членов общества.

А сейчас у нас какие колонии? Кто выходит из таких колоний?

В основе его системы лежало коллективное трудовое воспитание. Его воспитанники работали не за страх, а за совесть.

В первый год, когда ему поручили создать колонию, он столкнулся с проблемой методики воспитания: как из преступников воспитать нормальных людей. В этот первый год, как он сам говорил, перечитал огромное количество педагогической литературы.

Методики для себя не нашёл. Главный вывод, который он вынес в результате чтения – что методику нужно создавать самому. Применить наблюдательность, аналитические способности, пробовать разные приёмы, наблюдать за результатом и таким образом нащупывать верную методику.

Это очень интересный вывод. Ведь применить его можно к любой человеческой деятельности, включая и бухгалтерский учёт.

Само по себе знание, изучение теории любого вида человеческой деятельности, даже и определённые положительные практические навыки – это всего-лишь пол-дела.

А чтобы качественно делать свою работу этого очень мало. Даже совсем недостаточно. Очень важно иметь наблюдательность, аналитические способности и волю применять эти качества на практике.

***

Напоследок приступим к отрывку.

Итак.

Действие происходит в кабинете Макаренко. У него на приёме такой себе Степан Денисович Веткин, который пришёл наниматься на работу кузнецом.

«…<Макаренко:>

— Сколько у вас детей?

…< Степан Денисович Веткин:>

— Тринадцать. Тринадцать детей!

…<Макаренко:>

— Тринадцать?! — завопил я в крайнем изумлении. — Да что вы говорите?!

…— Черт знает что! Да как же... да как же вас угораздило?

Он выслушал мой неприличный возглас с прежним выражением усталости и заботы, улыбаясь только краем уса:

— В семье может быть от одного до восемнадцати детей. Я читал: до восемнадцати бывало. Ну... на мою долю выпало тринадцать.

— Как это "выпало"?

— Ну, а как же? Раз бывает до восемнадцати, значит, где-нибудь и тринадцать окажется. Вот на меня и выпало.

…По этому поводу кладовщик Пилипенко сказал:

— А я считаю, что это свинство. Уступить, само собой, нужно, а все-таки человек должен соображение иметь и расчет иметь! Живи, живи, да оглядывайся. Скажем, у тебя трое, четверо, смотришь, пятеро стало! Ну, оглянись же, такой-сякой, посчитай: пятеро, значит, сообрази, — следующий шестой будет. А то, как дурень с печи, — никакого расчета!

Но товарищ Чуб, старый инструментальщик, у которого было именно шестеро детей, объяснил, что простая арифметика в этом вопросе ничего еще не решает:

— Такое сказал: считай! Думаешь, я не считал? Ого! А что поделаешь: бедность. Бедность, вот кто дела такие делает! У богатого две кровати, богатый себе спит и все. А у бедного одна кровать. Сколько ни считай, а она свое возьмет, и не заметишь как...

— Просчитаешься, — сказал кладовщик.

— Просчет происходит, а как же! — засмеялся и Чуб, который, впрочем, всегда любил веселый разговор.

Круглый и толстый бухгалтер Пыжов слушал их разговор покровительственно, а потом внес и свою лепту в дело объяснения подобных феноменальных явлений:

— Просчет в таком случае вполне возможен. Главное здесь в дополнительном коэффициенте. Если у тебя один ребенок, а второй, так сказать, в проекте, то ожидается прибавление ста процентов. Расчетливый человек и задумается: сто процентов, сильный коэффициент. Ну, а если у тебя пятеро, так шестой, что же, всего двадцать процентов, — пустяковый коэффициент, человек и махнет рукой: была не была, рискую на двадцать процентов!

Слушатели хохотали. Чуба в особенности увлекала причудливая игра коэффициентов, и он потребовал немедленного приложения этой теории к собственному случаю:

— Ох, ты, черт! Это значит, если у меня — седьмого подготовить, какой же выйдет... этот...

— Седьмого? — Пыжов только глянул на небо и определил точно:

— В данном положении будет коэффициент шестнадцать и шесть десятых процента.

— Пустяк! — в восторге захрипел Чуб. — Конечно, тут и думать нечего!

— Так и дошел человек до тринадцати? — заливался кладовщик.

— Так и дошел, — подтвердил бухгалтер Пыжов, — тринадцатый — это восемь и три десятых процента.

— Ну, это даже внимания не стоит, — Чуб просто задыхался от последних открытий в этой области.»

***

Ха-ха.

Отлично.

Про автора
Олександр Золотухін
Організатор Дискусійного клубу Полтава
Олександр Золотухін
514
Останні публікації