12.05.2013 | 12:00

«Такие милые, хорошие люди.»

Было это году так в 93-м.

Я работал каменщиком, иногда попадались шабашки.

getImage.jpg

Как и в тот раз. Наклёвывалась пристройка к дому.

***

Дом находился недалеко от центра.

Хозяин молодой, энергичный, вежливый. Работал, видно, начальничком средней руки.

Заехал за мной (убитая раздолбанная машина), договориться, фронт работ показать.

Приехали. Ворота закрыты.

- Эй, Фёдор! Открывай!

Кричал раз несколько.

Открылись ворота. Проклюнулся заспанный бомжеватого вида мужик лет пятидесяти.

Добродушная улыбка, добрые глаза. Взьерошенные волосы, сам в лохмотьях.

Худющий, высохший. И – чёрный. От въевшейся давней грязи.

Опустившийся херувимчик.

***

Хозяин показывал мне фронт работ. Мужичок херувим (как я понял, это и был Фёдор) стоял поодаль. Наблюдал.

Из дома к нам вышла молодая женщина. Приятная во всех отношениях. Светлое улыбчивое расслабленное лицо. Оказалось – жена хозяина.

В домашнем интимном халатике. Полы разлетались во все стороны. Потом все дни, что я шабашил, она мелькала в этом прелестном халатике. Шёлковый цветастый халатик.

***

К работе я приступил со следующего дня. Договорились, что Фёдор будет мне подсобничать. От хозяина обед. Утром он привозит меня на объект, вечером отвозит домой. Хозяин целый день на работе. Если вопросы – обращайтесь к жене.

Жена все дни дома.

***

Ну и, собственно – Фёдор. Он готовил мне цементный раствор, мешал в старом корыте старой лопатой. Подносил кирпичи.

Фёдор страшно вонял! Вонючие лохмотья, босые грязные ноги.

- Фёдор, ты что, не моешься?

- А зачем? Да и негде.

- Как негде? Ты где живёшь?

Он показал на будку в углу двора. Дощатое строение. Покосившееся. С виду как туалет – не туалет? Летний душ? Примерно полтора на полтора метра, два высотой.

- Ты живёшь в этой будке?

- Ну да.

- Покажи.

Идём смотреть будку. Фёдор приоткрыл дверь на ржавых навесах. На полу кубло из старых тряпок. Вонь страшная.

- Ты тут спишь?

- Да.

- Так ведь тут же и не выпрямиться!

- А я калачиком. Ночи холодные (на дворе начало осени).

***

Работал Фёдор не то, чтобы плохо, но вяло. Постоянно шутил.

Мне показалось, что у него просто не было достаточно сил.

По речи чувствовалось – интеллигент. Начитанный. Философ.

И всегда улыбался.

***

Жена хозяина из дому почты не выходила. Выскочит раза два до обеда, два после, спросит, не надо ли что – и снова в дом. Как мыша в нору. Что она там целые дни делала?

В обед она подавала нам обед. Мне накрывала на столе во дворе. Первое, второе, третье.

Фёдору наливала какую-то похлёбку отдельно в миску, которая стояла на земле рядом с будкой.

Фёдор садился у будки на землю, брал миску в руки и лакал, как собака, прямо из миски.

- Фёдор, иди ко мне за стол, что ты там сел на земле, как собака!

- Да? Мне можно за стол?

Обрадовался, что я его пригласил. Пришёл, сел рядом.

- А ты почему без ложки ешь?

- А зачем? И так нормально.

Фёдор дохлебал свою похлёбку, вылизал миску. Улыбается, держит миску в руках.

Смотрю на миску. А она грязная! Натуральная миска дворовой собаки. Давняя налипшая грязь вперемешку с жиром.

- Ты почему миску не моешь?

- А зачем? И так нормально.

Из дому вышла жена хозяина.

- Фёдор, ты зачем тут сидишь?

- Саша пригласил с собой поесть.

Тут же встал, пошёл к своей будке, положил миску на землю. Прилёг.

Жена посмотрела на него с укоризной, но больше ничего не сказала. Собрала пустую посуду и ушла в дом.

Мы с Фёдором «перекурили» и продолжили дальше своё кирпичное дело.

***

- Фёдор, так а ты как сюда попал?

- Да просто хозяину помогаю.

Больше он рассказывать об этом ничего не хотел.

Я не стал его допытывать.

***

Вечером приехал хозяин. Работой был доволен. Ходили с ним осматривали сделанное.

Фёдор тулился у своей будки. К ночи холодало.

Вышла хозяйка. Провела нас с хозяином к машине. Тоже благодарила за сделанное. Хвалила за хорошую работу. Искренне улыбалась. Светлое открытое лицо. И этот её домашний халатик с развевающимися полами.

***

Хозяин отвозит меня домой. Спрашиваю его о странном Фёдоре.

- Я его весною на Южном возкале подобрал. Бомжевал там. Мне ж во дворе помощник нужен. Вот и подсобник тебе. Договорились за еду и жильё. Лето у меня живёт. Работает хорошо, чего же боле?

***

С неделю я там шабашил. Все дни были похожи один на другой.

Работа, обед (Фёдор хлебал со своей миски, я всегда звал его к себе, хозяйка недовольна, но ничего не говорила), работа, к вечеру приезжает хозяин, осматриваем сделанное, он благодарит, выходит хозяйка, улыбается, тоже благодарит, провожает, хозяин отвозит меня домой.

Утром забирает. Работа, обед…

***

Все эти дни я наблюдал за Фёдором.

Умный интеллигентный человек. Полностью лишённый воли.

Человек без воли.

Божий одуванчик. Полевой цветочек. Внутренне свободный, как ветер.

Внутренне расслабленный.

Никакого самолюбия, гордости.

Улыбается, ласковый взгляд.

Взрослый ребёнок трёх лет.

Довольный своею жизнию.

Мне, говорит, повезло с хозяевами.

Я потом неоднократно встречал по жизни таких херувимов.

***

Работу я закончил. Хояева пригласили в дом поужинать по случаю окончания работы (первый раз в доме!).

Фёдора не приглашали. Он хлебал со своей миски, усевшись по-турецки на земле у будки.

Я наблюдал за ним из окна дома. Ест, улыбается.

Мы тоже ели с отличного сервиза, пили, говорили о жизни, философствовали.

Такие милые простые люди. Хозяйка так хороша. В своём интимном домашнем халатике.

Благодарили меня за хорошую работу. Даже приплатили сверху типа премии.

Хозяйка проводила нас с хозяином к машине (старый раздолбанный драндулет).

Фёдор стоял у своей будки, тоже махал мне рукой.

Хозяин отвёз меня домой. Мы распрощались.

Больше я их не видел.

Про автора
Олександр Золотухін
Організатор Дискусійного клубу Полтава
Олександр Золотухін
531
Останні публікації