2.07.2012 | 12:14

В чём наша выгода? Что мы хотим?

В чём наша выгода?

К чему мы стремимся?

Чего хотим?

Какого президента?

Какого премьера?

Какого правительства?

За кого мы хотим голосовать?

Что мы хотим в жизни?

Какого мужа?

Какую жену?

Что мы хотим?

Как мы хотим жить?

Что хотим делать?

Почему в том числе комментаторы на «Полтавщине», как правило, несут полную ахинею, занимаются сумасбродством?, агрессивны?, злы?, страдают отсутсвием логического мышления?, отсутствием связного мышления?

И т.д., т.п.

Для того, чтобы все это узнать, достаточно прочитать небольшую повесть Достоевского «Записки из подполья».

На все эти вопросы там даны ответы.

И откроется нам.

Мы поймём, чего мы хотим.

Я приведу всего лишь несколько отрывков из повести.

В них сосредоточена суть.

Читайте, кому интересно. А в конце поста - основные тезисы этих отрывков – ответы на поставленные в начале вопросы.

Итак, отрывки.

********************************************************************

О,  скажите,  кто  это  первый  объявил,  кто

первый провозгласил, что человек потому только делает пакости, что не  знает

настоящих своих интересов; а что если б его просветить, открыть ему глаза на

его настоящие, нормальные интересы, то человек тотчас же перестал бы  делать

пакости, тотчас  же  стал  бы  добрым  и  благородным,  потому  что,  будучи

просвещенным и понимая настоящие свои  выгоды,  именно  увидел  бы  в  добре

собственную  свою  выгоду,  а  известно,  что  ни  один  человек  не   может

действовать  зазнамо  против  собственных  своих  выгод,  следственно,   так

сказать, по необходимости стал  бы  делать  добро?  О  младенец!  о  чистое,

невинное дитя! да когда же, во-первых, бывало, во все эти тысячелетия,  чтоб

человек действовал только из одной своей собственной выгоды? Что же делать с

миллионами фактов, свидетельствующих о том, как люди зазнамо, то есть вполне

понимая свои настоящие выгоды, отставляли их на второй план и  бросались  на

другую дорогу, на риск, на авось, никем и ничем не принуждаемые  к  тому,  а

как будто именно только не желая  указанной  дороги,  и  упрямо,  своевольно

пробивали другую, трудную, нелепую, отыскивая ее чуть не в  потемках.  Ведь,

значит, им действительно это упрямство  и  своеволие  было  приятнее  всякой

выгоды... Выгода! Что такое выгода?

***

Ведь ваши выгоды - это благоденствие,

богатство, свобода, покой, ну и так далее, и так  далее

***

Но ведь вот что удивительно: отчего это так происходит, что все  эти

статистики,  мудрецы  и  любители   рода   человеческого,   при   исчислении

человеческих выгод, постоянно одну выгоду пропускают? Даже и в расчет ее  не

берут в том виде, в каком ее  следует  брать,  а  от  этого  и  весь  расчет

зависит.

***

То-то и есть, господа, не существует ли и в

самом деле нечто такое, что почти всякому человеку дороже самых  лучших  его

выгод, или (чтоб уж логики не  нарушать)  есть  одна  такая  самая  выгодная

выгода (именно пропускаемая-то, вот об  которой  сейчас  говорили),  которая

главнее  и  выгоднее  всех  других  выгод  и  для  которой   человек,   если

понадобится, готов против всех  законов  пойти,  то  есть  против  рассудка,

чести, покоя, благоденствия, - одним словом, против всех этих  прекрасных  и

полезных  вещей,  лишь  бы  только  достигнуть  этой  первоначальной,  самой

выгодной выгоды, которая ему дороже всего.

***

…  от  цивилизации  человек  стал

если не более кровожаден,  то  уже,  наверно,  хуже,  гаже  кровожаден,  чем

прежде. Прежде он видел в кровопролитии справедливость и с покойною совестью

истреблял  кого  следовало;  теперь  же  мы  хоть  и  считаем  кровопролитие

гадостью, а все-таки этой гадостью занимаемся, да еще  больше,  чем  прежде.

Что хуже? - сами решите. Говорят, Клеопатра (извините за пример  из  римской

истории) любила втыкать золотые булавки в груди своих невольниц  и  находила

наслаждение в их криках и корчах.

***

Ведь я, например, нисколько не удивлюсь,  если  вдруг

ни с  того  ни  с  сего  среди  всеобщего  будущего  благоразумия  возникнет

какой-нибудь джентльмен с неблагородной или, лучше сказать, с ретроградной и

насмешливою физиономией, упрет руки  в  боки  и  скажет  нам  всем:  а  что,

господа, не столкнуть ли нам все это  благоразумие  с  одного  разу,  ногой,

прахом, единственно с тою целью, чтоб все эти логарифмы отправились к  черту

и чтоб нам опять по своей глупой воле пожить! Это бы еще ничего,  но  обидно

то, что ведь непременно последователей найдет: так человек  устроен.  И  все

это от самой пустейшей причины, об  которой  бы,  кажется,  и  упоминать  не

стоит: именно оттого, что человек, всегда и везде, кто бы он ни  был,  любил

действовать так, как хотел, а вовсе не  так,  как  повелевали  ему  разум  и

выгода; хотеть же можно и против собственной выгоды, а иногда и положительно

должно (это уж моя идея). Свое собственное,  вольное  и  свободное  хотенье,

свой собственный, хотя бы самый дикий каприз,  своя  фантазия,  раздраженная

иногда хоть бы даже до сумасшествия, - вот  это-то  все  и  есть  та  самая,

пропущенная, самая выгодная выгода, которая ни под  какую  классификацию  не

подходит и от которой все системы и теории постоянно разлетаются к черту.  И

с чего это взяли все эти мудрецы, что человеку надо  какого-то  нормального,

какого-то добродетельного хотения? С чего это непременно вообразили они, что

человеку надо непременно благоразумно выгодного  хотенья?  Человеку  надо  -

одного только самостоятельного хотенья, чего  бы  эта  самостоятельность  ни

стоила и к чему бы ни привела. Ну и хотенье ведь черт знает...

***

Я даже думаю, что самое лучшее  определение  человека  -  это:

существо на двух ногах и неблагодарное. Но  это  еще  не  все;  это  еще  не

главный  недостаток  его;  главнейший  недостаток  его  -   это   постоянное

неблагонравие,    постоянное,    начиная    от    Всемирного    потопа    до

Шлезвиг-Гольштейнского  периода   судеб   человеческих.   Неблагонравие,   а

следственно, и неблагоразумие; ибо давно  известно,  что  неблагоразумие  не

иначе происходит, как от неблагонравия.

***

И даже вот какая тут штука  поминутно  встречается:  постоянно

ведь являются в жизни такие благонравные и благоразумные люди, такие мудрецы

и любители рода человеческого, которые именно задают себе  целью  всю  жизнь

вести себя как можно благонравнее  и  благоразумнее,  так  сказать,  светить

собой ближним, собственно для того,  чтоб  доказать  им,  что  действительно

можно на свете прожить и благонравно, и благоразумно.  И  что  ж?  Известно,

многие из этих любителей, рано ли, поздно ли, под конец жизни изменяли себе,

произведя какой-нибудь анекдот, иногда даже из самых неприличнейших.  Теперь

вас спрошу: чего же можно ожидать от человека как  от  существа,  одаренного

такими странными качествами? Да осыпьте его всеми земными благами, утопите в

счастье  совсем  с  головой,  так,  чтобы  только  пузырьки  вскакивали   на

поверхности счастья, как на воде; дайте ему такое экономическое  довольство,

чтоб ему совсем уж ничего больше не  оставалось  делать,  кроме  как  спать,

кушать пряники и хлопотать о непрекращении всемирной истории, - так он вам и

тут, человек-то,  и  тут,  из  одной  неблагодарности,  из  одного  пасквиля

мерзость сделает. Рискнет даже пряниками и нарочно пожелает самого пагубного

вздора, самой неэкономической бессмыслицы, единственно для  того,  чтобы  ко

всему   этому   положительному   благоразумию   примешать   свой    пагубный

фантастический элемент. Именно свои  фантастические  мечты,  свою  пошлейшую

глупость пожелает удержать за собой единственно для того, чтоб  самому  себе

подтвердить (точно это так уж очень необходимо), что люди все еще люди, а не

фортепьянные  клавиши,  на  которых  хоть  и  играют  сами  законы   природы

собственноручно, но грозят до того  доиграться,  что  уж  мимо  календаря  и

захотеть ничего нельзя будет.

***

Да ведь мало того: даже в том случае, если  он

действительно бы оказался фортепьянной клавишей, если  б  это  доказать  ему

даже естественными науками и математически, так  и  тут  не  образумится,  а

нарочно напротив что-нибудь сделает, единственно из  одной  неблагодарности;

собственно чтоб настоять на своем. А в том случае, если средств  у  него  не

окажется,  -  выдумает  разрушение  и  хаос,  выдумает  разные  страдания  и

настоит-таки на своем! Проклятие пустит по свету, а так как проклинать может

только один человек (это уж его привилегия,  главнейшим  образом  отличающая

его от других животных), так ведь он, пожалуй,  одним  проклятием  достигнет

своего, то есть действительно убедится, что он человек,  а  не  фортепьянная

клавиша!

***

А, впрочем, знаете что: я убежден, что нашего брата подпольного нужно в

узде держать. Он хоть и способен молча в подполье сорок лет просидеть, но уж

коль выйдет на свет да прорвется, так уж говорит, говорит, говорит...

***

Да я за  то,  чтоб  меня  не

беспокоили, весь свет сейчас же за копейку продам. Свету ли провалиться, или

вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне  чай  всегда

пить.

********************************************************************

ТЕЗИСЫ.

-Наша выгода – не в благоденствии – не в богатстве – не в свободе – не в покое

-Наша самая главная выгодасвоеволие – чтобы было по-моему – чтобы дважды два было пять, а не четыре, потому что я так хочу – чтобы моё было сверху – чтобы мой каприз был удовлетворен

-Наша выгода превыше всего – если я хочу чаю, то пусть весь свет провалится, лишь бы мне чаю попить

-Наша выгода – моё право, что хочу, то и делаю – имею право – моё право превыше всего и мне нет никакого дела до права другого

-Наша выгода – настоять на своём, даже если для этого и нужно разрушить пол-мира или целый мир

-Наша выгода – это наша глупая воля, которая превыше всех других воль

-Даже если человека осыпать всеми земными выгодами, он всё равно в отместку мерзость какую-нибудь сделает

-Даже если всё будет хорошо, всегда найдётся придурок, которому станет скучно и ради этой скуки он всё хорошее столкнёт в пропасть. И найдёт себе множество последователей

-Главнейший недостаток человека – это его неблагонравие и происходящее от этого неблагоразумие

-Если позволить человеку своевольничать, проявлять свои права, это приведёт к краху жизни, к конфликтам, революциям, войнам. Поэтому человека с его неблагонравной и неблагоразумной волей в узде надо держать

-Узда – принятые в обществе правила, законы, нормы – нравственные в первую очередь

Иначе – смерть, господа.

Про автора
Олександр Золотухін
Організатор Дискусійного клубу Полтава
Олександр Золотухін
514
Останні публікації