8.01.2011 | 11:42

Будем достойны нашей истории

(О книге «Крепости и герои»)
Была та смутная пора,
Когда Россия молодая,
В бореньях силы напрягая,
Мужала с гением Петра.
А. Пушкин

Преданность и стойкость малороссов, героизм русского солдата, предательство ничтожного Мазепы, служащее укором нынешним его последователям и воспевателям, «оранжевые указы» президента о шведо-украинском союзе в год 300-летнего юбилея Полтавской баталии, говорят о том, что битва за Победу продолжается…

Великая Северная война 1700-1721 годов породила множество героев, но лишь одному из них (спустя почти 200 лет) был установлен памятник. Имя этого храбреца – Алексей Степанович Келин. Генерал-майор Русской армии и комендант легендарной Полтавы, устоявшей перед натиском шведской армии. До последнего времени не существовало отдельного исследования, посвященного «доблестному коменданту». Полтавский писатель Ю. Погода, совместно с издательством «Кучково поле» в преддверии 300 летнего юбилея восполнили этот досадный пробел, издав при участии Я. Иванюка, интересную и увлекательную книгу: «Полтавская баталия: Крепости и герои». Достойный ответ сегодняшним хулителям России… Эта книга, совместно со сборником статей «Полтава. К 300-летию Полтавского сражения», того же издательства, стали лучшими в праздновании памятной даты. Как заявил секретарь Союза писателей России Александр Бобров, прочтя книгу «Крепости и герои»: «Хотя все страницы книги пропитаны кровью погибших от рук корыстных скандинавских «рыцарей» и дымом спаленных городов и сел Малороссии. Сплав научных изысканий и современных публицистических битв удался на славу».

Предоставим слово Ю. Погоде: «Ничем иным, кроме как изумительным чутьем стратега, невозможно объяснить назначение Петром одного их лучших своих офицеров в Полтаву, которую следовало оборонять на пределе своих сил». В трудное осадное время комендант А.С. Келин, проявляя военный талант и кипучую энергию, умение максимально использовать боевое настроение и патриотический дух защитников Полтавы, верил в победу и категорически отвергал предложение Карла сдать город. Все попытки овладеть Полтавой оказались безрезультатными. Шведская армия в течении 87 дней осады потеряла 6 тысяч человек. Вокруг Полтавы рыскал и Мазепа с двумя тысячами предателей. За все время осады Карл предпринял двадцать штурмов, истратил почти весь свой боезапас, но не добился успеха. Поход на Москву срывался. Мужественный гарнизон Полтавы был верен памяти своего первого полковника Мартина Пушкаря – не предавшего Хмельницкое «Навеки вместе!». Сравните с двумя часами, что хватило Меньшикову, чтобы отбить у наемников Мазепы Батурин, и уничтожить собранные для шведов припасы. Героическая оборона Полтавы завершилась победой ее защитников, стала началом разгрома шведской армии. Авторы Погода и Иванюк особо подчеркивают, что наряду с гарнизоном крепость обороняли 2600 казаков Полтавского полка и вооруженные жители города. Как утверждает Председатель русской общины Полтавской области, историк Виктор Шестаков: «Особый смысл «Книги о крепостях и героях» состоит в том, что создана она непосредственно там, где происходили описываемые в ней великие и поистине удивительные события Северной войны, в городе, так и не сдавшемся шведским захватчикам и их прихвостням-мазепинцам, в городе Русской славы - Полтаве».

Книга «Крепости и герои», как и все книги Ю. Погоды на исторические темы, богата фактами, со строгим историческим, научно-методическим подходом, передает дух того времени, создает широкое «полотно»…

К осени 1708 года сложилось очень опасное для России положение, когда все союзники России были разгромлены шведами, из войны вышли Саксония и Дания, а в Польше Карлом на престол был посажен верный его ставленник король Станислав Лещинский. Шведская армия стала выдвигаться из Польши через белорусские земли, входившие тогда в состав Польши к границам России.

Из века в век такой поход против России имеет своей целью не просто нанесение военного поражения соседу, нет, цели его гораздо обширнее. По сути – полное уничтожение единого Российского государства, прежде всего – расчленение его на удельные княжества, захват ключевых земель на севере и юге, превращение этих регионов в колониальные территории. Именно такие планы строил КарлХ!!. Он мечтал присоединить к Швеции весь север России вместе с Новгородом и Архангельском – и вплоть до Урала. В центре России планировалось воссоздать удельное Московское княжество с подвластным Швеции князьком. Юг России, куда входили и земли прозываемые ныне Украиной, передавались Польше. Планы эти не были секретом ни для кого. Для захвата Архангельска уже была послана мощная шведская эскадра, получившая там достойный отпор.

А вот в Малороссии дело обстояло сложнее. Гетманом Левобережья, входившего в состав России, был Мазепа, происходивший из так называемой казачьей «старшины». Род Мазепы исповедовал «самостийность», проводя политику служения «и нашим и вашим», балансировал между Польшей и Россией, но о реальной независимости Малороссии, в их роду, речь не шла. Иное дело предать или наябедничать. Как утверждает Ю. Погода, обычно в таких родах, если один родитель был православным, второй обязательно становился католиком. К осени 1708 года Мазепа был уже довольно пожилым человеком, ему исполнилось 64 года. Поход шведского короля на Москву, его возможная победа над Петром ввергали Малороссию во власть Польши. Но ведь можно выторговать себе особые условия, рассуждал Мазепа, надо лишь вовремя оказать содействие Карлу… Таким особым условиям для Мазепы было согласие шведского короля на создание некоего «княжества русского», конечно, под протекторатом Польши, но со своим князем – Мазепой.

Кто же не позволил осуществлению этих планов на Русских землях? Для ответа предоставим слово Ю. Погоде: «Многие из русских городов, Малороссии в первую очередь, которые в полной мере и крепостями-то назвать можно с большой натяжкой, оказались не по зубам «лучшей армии мира», а Веприк и Полтава, как и северный Архангельск навсегда стоят первыми в этом ряду. Не многометровые стены из камня (их можно разбить огнем артиллерии), не широкие и глубокие водные преграды перед ними (их можно форсировать) и даже не хваленные шведские бездумная дисциплина и неукоснительная (так и подмывает сказать – тупая) исполнительность (их можно подорвать) в конечном итоге решали дело, а нечто совсем иное – беспримерное мужество защитников крепостей; бесподобная боевая спайка славян, защищавших общее наследие: веру православную и свою землю. Потому Великая Северная война породила много героев (и массовое награждение солдат и офицеров, начавшиеся в русской армии, именно после Полтавы, - отнюдь не лишнее свидетельство тому). Доблестный комендант непокоренной Полтавы, рыцарь, глядящий на вас с портрета полтавского художника Е. Путри, А. С. Келин – не последний в этом ряду. Жаль только, что на юбилейные торжества «официальные делегации» не возложили ни единого цветка к подножью памятника герою. Имею ввиду Полтавское позорище под католическим крестом, когда Россия, Украина и Швеция «отпраздновали” 300-летие Полтавской битвы, под пристальным взглядом бигбордного Мазепы со слоганом «Мазепа переміг! Українська держава Є!». Этот факт комментирует редактор «Газеты для соотечественников «Русская правда» С. Проваторов: «К сожалению сегодняшняя Россия не в состоянии активно защищаться по всем фронтам, в том числе и на фронте исторической контрпропаганды – принуждая, скажем так, ющенковскую Украину к следованию исторической справедливости. Особенно в тех ее моментах, которые касаются нашей общей, неразрывной истории». Русской общине области пришлось исправлять положение. Принимая международную научно-практическую конференцию «Полтавская битва. Взгляд из современности. Год 2009», первые цветы от участников конференции, при почетном карауле с «Верных казаков», легли к подножью памятника коменданту Полтавы Келину и храбрым защитникам города.

Война со Швецией завершилась подписанием Ништадтского мирного договора. Большая часть территорий полученных по этому договору сегодня утрачена. На землях испокон века принадлежащих Древней Руси – Новгородской республике, что звались в те времена «водской пятиной», процветает русофобия. В Полтаве проходят Мазепа-фесты, к сожалению сегодня в ней гетмануют оранжевые выговские… Но остался город Санкт-Петербург, осталась Россия – страна и народ со славной и трагической судьбой. Осталась Москва, в которой издаются не только мазепинские опусы: «Украина не Россия», но есть патриотическое издательство «Кучково поле», издающее «Книги о Крепостях и героях», а в Полтаве есть малороссы помнящие свою историю и своих героев, именно они, в том числе и книгами, отстаивают историческую преемственность патриотических традиций русского народа.

Про автора
Николай Яременко
Публицист
Николай Яременко
5
Останні публікації