2 лютого, 19:02

Карл у Клары украл наконец кораллы!

Я почему-то себе решил, что все это, происходившее достаточно публично и совсем недавно в Полтаве и других, украинского происхождения городах, похоже на пошлую  скоро-много-говорку. Если можно так выразиться.  

То есть, на тренировку для условно ограниченных людей. Либо — на упражнение для дикторов плохого эфемовского радио или хорошего центрального украинского телевидения.

полтавським суддям , як зрештою й быльшосты украънскьиъх судей доводиться ось так, обляпавг\шись брудом захищати своъ професійні(?) інтереси, заміть того. щоби гордо посміхатися Закону під національним прапором українців полтавським суддям , як зрештою й більшості українських судей, доводиться ось так, обляпавшись брудом, захищати свої професійні(?) інтереси, заміть того, щоби гордо й відкрито посміхатися Закону під національним прапором українців

Одним словом: ехал Грека через реку.

И так далее.

Эти суды, речь об одном из которых пойдет дальше, ­ большей частью похожи друг на друга как близнецы-братья своей шизоидностью и абсолютной непонятностью и глупостью. А особенно людям со стороны и которые «не в курсе», они покажутся полной чушью. А потому процессы эти напоминают либо логическую головоломку для любознательных, либо зарядку для ума для любителей лингвистических фокусов. Скороговорки — в их числе. Особенно мне нравится, например, такая: на дворе трава, а на траве дрова. Очень интеллектуально и поучительно! Либо вот еще такая: шел Саша по шоссе и сосал сушку… И, так сказать, и далее вы будете иметь все, что с этим рифмуется.

Итак, вчера 1 февраля 2017 года, состоялось очередное заседание Полтавского (районного) суда по поводу злостной аферы известного в городе и в целом положительного преподавателя истории Игоря Гавриленко и его, даже более известной в городе, жены Ларисы Гольник.

Смысл тяжбы: господин Игорь путем негодного поведения и фашистской по своей сути махинации изъял из собственности одной бедной полтавской старушки ее личный гараж. В этой подлой и низкой (по словам обвиняющей преподавателя Игоря стороны) махинации активно соучаствовала полтавская судья Гольник, - как выше сказано уже было, жена нехорошего, некачественного по многим позициям, лектора вуза Гавриленко. Причем, историка, - еще раз обращаю ваше на это немаловажное обстоятельство дополнительное внимание!

Возможно, многим моим бедным читателям покажется странным тон этой скромной и небольшой сравнительно заметки.

Но поверьте мне: все участники процесса говорили именно в таком вот духе и в довольно таки возвышенном стиле, идиотов среди них не было.

Даже адвокат обвиняющей стороны, то есть, истца вела себя корректно и грамотно в мерах своей компетенции и здравого ума.

Хотя по ходу, именно сумасшедшей по делу ответчика Игоря Гавриленко временно пытались обозвать как раз ту бедную старушку, у которой подлым маневром преподавателя Игоря (по словам обвиняющей стороны) бессовестно изъяли гараж… А судья Гольник, хоть и проходящая по делу как «третье лицо», всячески этому бесчинству способствовала.

Было это, изъятие гаража, то есть, и именно в ретроспекции, - произошло оно не менее нескольких многих лет до того. Это важная метафора. То есть, забрали у больной на всю (как пытается доказать суд) голову бабушки ее гараж намного раньше до суда, который местный судья, некто Анатолий Потетий начал уже потом, и уже провел 24 (!) заседания, по февраль 2017- года, если мерить на данный момент.

Все понятно?

Тогда перейдем к результативной части.

Заседание Полтавского райсуда (некоторые наблюдатели называют его «самым районным судом в мире») началось почти вовремя — то есть, около десяти часов утра.Игра в правосудие, впрочем, продолжалась недолго. Судья очевидно для всех присутствующих сразу принял сторону исключительно полтавчанина Самохатка (истца) и его адвоката.

Тогда в своем выступлении, противоборствующая судье Потетий судья Лариса Гольник пыталась разъяснить своему непонятливому коллеге суть его процессуальных ошибок. Ведь он допустил их, грубо нарушая права ответчиков! Пояснила судья Гольник также, что заявить ему отвод в данной ситуации не позволяет закон, но судья может самостоятельно решить, будет ли он и дальше позориться, проявляя явную ангажированность.

Видимо, судья Потетий предпочел позор.

Диалог касательно последнего обстоятельства происходил в таком порядке (дословно). Судья Потетий:

­- Можно ли понимать ваши слова так, что вы заявляете мне отвод по делу?

- Я перечислила обстоятельства, которые вызывают сомнения в объективности и беспристрастности судьи Потетия, однако заявить вам отвод в данной ситуации не позволяет закон.

Судья Потетий:

­- Можно ли понимать ваши слова так, что вы заявляете мне отвод по делу?

- Я перечислила обстоятельства, которые вызывают сомнения в объективности и беспристрастности судьи Потетий, однако заявить вам отвод в данной ситуации не позволяет закон.

Судья Потетий:

­- Можно ли понимать ваши слова так, что вы заявляете мне отвод по делу?

- Я перечислила обстоятельства, которые вызывают сомнения в объективности и беспристрастности судьи Потетий, однако заявить вам отвод в данной ситуации не позволяет закон.

И такая «перепалка» продолжалось с абсолютным повтором раза три-четыре, не меньше.

Кто-то из двоих судей был явно глух. А может, оба оттягивали обсуждение главного для выяснения дальнейшего итога сего странного гражданского дела обстоятельство.

А именно: заочное решение по гражданскому иску «Гавриленко- Самохатко» уже было вынесено, и судья Потетий хотел только выяснить причину объективности или НЕОБЪЕКТИВНОСТИ отсутствия судьи Гольник на одном из предыдущих заседаний.

Гавриленко, как ответчик, пытался объяснить это и другие запутанные обстоятельства дела суду с помощью визуальной (на экране видео) иллюстрации.
Ему не дали этого сделать. Все время перебивали.

«В таких условиях я смог произнести суду только один небольшой абзац», ­ посетовал в разговоре с автором этих строк нехороший и подлый (с точки зрения истца) преподаватель Гавриленко.

Чем же все кончилось? Или как сказали бы в старых романах — сердце успокоилось?

А ничем!


Через 40 минут с момента начала судебного заседания судья Анатолий Потетий вспомнил, что ему надо в другое судебное заседание, и объявил перерыв. Перерыв объявлен бессрочным, то есть, с непонятным и невнятно указанным следующим заседанием.

Итак дело, которое по понятиям и разумениям средних знатоков юриспруденции не стоит выеденного яйца, откладывается на следующее, уже 25-е ( !) по счету рассмотрение.
Ну, а чтобы вам, вдумчивым читателям, хоть немного прояснить ситуацию, заметим следующее.

В сегодняшнем деле «третьего лица, судьи Гольник» косвенным образом замешано первое лицо города Полтавы, городской голова Александр Мамай. Некоторое время назад судью Ларису Гольник мэр через посредника (и по словам последней) пытался склонить к одному незаконному решению одного вопроса в его, Мамая, пользу. Теперь уже многие в Полтаве забыли даже и суть того дела.

Но оно, как оказалось, живет и побеждает. То есть, внешне, а еще более внутренне, это выглядит как сведение счетов сильных мира сего с менее сильными, например, ­ с несговорчивыми судьями.

Вот на что тратится наш национальный интеллект и богатый творческий потенциал.

Вот почему мы будем жить так же бедно, как жили ранее, и будем прозябать долгие десятилетия даже в очень наглядной нищете!

Карл у Клары украл все-таки кораллы… Вот какое забавное правосудие вершится иногда "на теренах нашої Країни".

Про автора
Віталій Цебрій
Живе сьогодні в Каунасі (Литва). Закінчив КДУ. 30 років працював у Полтаві. Співпрацюв з найвідомішими столичними виданнями.
Віталій Цебрій
42
Останні публікації