25.12.2014 | 16:32

“Майдан-3” в свете команданте Габриэле Д'Аннунцио

В последнее время все чаще встречаются призывы к «Майдану-3», кровавому и беспощадному. Но куда дальше, где будет та стена, за которой революционеры уже не увидят окончательной победы?

В свете таких желаний (возможно даже искусственно подогреваемых) можно вспомнить о поэте, предвестнике итальянского фашизма (ему жгуче завидовал Муссолини) и команданте города Фиуме Габриэле Д'Аннунцио.

Писать о нем можно бесконечно, кто хочет, то приглашаю ознакомиться с этой неординарной исторической личностью, благо — материала хватает. Поэт, пылкий оратор, неистовый милитарист, Казанова своего времени, военный летчик, самый разыскиваемый кредиторами человек... «Он никогда не забывал, что худшее из преступлений — быть посредственным» сказал о нем Андре Суарес.


Отмечу только то, что после окончания первой Мировой войны Италия не получила практически ничего. В этих условиях в полной мере взошла звезда уже немолодого тогда (родился в 1863 году) Д'Аннунцио. Он совершает что-то вроде автопробега с ветеранами войны до города Фиуме (нынешняя территория Хорватии). Поэт-милитарист решил, что город принадлежит Италии, так как на 80% населен именно итальянцами. Королевство Италия считало иначе. В километре от границы их пытается остановить командующий экспедиционным корпусом в Фиуме генерал Патталуга. Д’Аннунцио скидывает шинель и демонстрирует генералу грудь, покрытую боевыми орденами: “Если вы сможете прострелить это, то стреляйте”. Патталуга со своими солдатами переходит под командование Д’Аннунцио.


Кавалькада пыльных автомобилей (открытый Фиат самого Д'Аннунцио был усыпан лепестками роз) въезжает в город под колокольный звон. Через несколько часов его разбудили соратники и сказали, что его хотят видеть губернатором и комендантом города.


«Кто? Я? Губернатор?» — изумился тот. Но тут же вскочил и, выйдя на балкон, произнес речь.


«Итальянцы Фиуме! В этом безумном и подлом мире наш город сегодня — символ свободы. Этот чудесный остров плывет в океане и сияет немеркнущим светом, в то время как все континенты Земли погружены во тьму торгашества и конкуренции. Мы — это горстка просвещенных людей, мистических творцов, которые призваны посеять в мире семена новой силы, что прорастет всходами отчаянных дерзаний и яростных озарений…».


Позже он подсадил жителей города на свои речи, как на наркотик. Его звали на балкон почти ежедневно, а Д’Аннунцио охотно соглашался. Далее была фантасмагория — команданте написал Конституцию в стихах, придумал знамя и девиз своего государства. Когда у жителей закончился хлеб (городу объявили блокаду), то он отправил корабли из порта на грабеж торговых судов, а жителям распорядился раздать кокаин, который и сам употреблял почти ежедневно.


Факельные шествия, танцы, вакханалии, что-то вроде сексуальной революции, личная гвардия команданте, набранная исключительно из отморозков, обращения к народам мира, грабежи крестьян... Безумие длилось год.


26 декабря 1920 года Д’Аннунцио подает в отставку. 2 января нового, 1921 года после короткой и почти бескровной перестрелки Д’Аннунцио сдает город под гарантии личной безопасности и помилования всех участников «Города жизни».


Муссолини дарует ему титул князя, сам же затухающий герой доживает дни на вилле “Храм победы итальянского народа”. Умер команданте в 1938 году.


Но фиумская эпопея - это очень по-итальянски, трагикомично. Будет ли у нас подобный бурлеск после возможного уничтожения остатков государственности? Мне видится только чистая трагедия.

Про автора
Ян Пругло
Журналіст
Ян Пругло
157
Останні публікації