6.03.2013 | 12:07

Как историополитикам забрать у москалей назад свои украины

Или как географическое название стало политическим

Знакомясь с некоторыми последними обновлениями в блогах «Полтавщины»,  снова можно прийти к грустному выводу, что историософию и научность истории подменили собою историополитика и собственно сама политика.

Например, процитирую блоггера Николая Марченко:

«Тут слід згадати й про походження назви «Україна». Це звісно ніяка не «окраїна» (такого слова в укр. мові взагалі немає «околиця»), бо у 12 сторіччі, коли ця назва виникла, поруч не було жодної держави, яка могла б назвати могутню ще імперію своєю «окраїною».

На это следует возразить, что в средневековой Руси «Украинами» называли приграничные, отдаленные земли, которые обозначивали предел «ойкумены». Термин служил для внутреннего употребления, поэтому здесь не надо искать какие-то другие соседние государства, как это сделал блоггер.

 Например, в известной Ипатьевской летописи от 1187 года впервые упоминается Переяславская «оукраина». Кстати, местами, это современная Полтавщина. Двумя годами позже в летописи вспоминается уже Галицкая «оукраина». В летописи от XIII века находим Псковские «украины». Встречаются также Рязанская, Воронежская, Курская, Сибирская, Окская Украины.

Вероятно, наибольший интерес у современных украинских историополитиков должна вызывать Московская Украина. Можно ведь и права предъявить.

Но если без шуток, то приведем один из множества документальных примеров. Например, в Полном Собрании Законов Российской Империи. Издание 1-е. СПб., 1830 находим приказ воеводе от 1572 года документы с такими словами:

«А которые воеводы по украинам которым быти по розписи на сходе з бояры и воеводами, и боярину и воеводе князю Михаилу Ивановичю Воротынскому по всем украинам розослати, чтоб по тому же, поимав памяти и розписав по головам детей боярских и боярских людей, да тот бы список прислати к боярину и воеводе ко князю Михаилу Ивановичю с товарищи заранее, а у себя противень оставити, чтоб боярину князю Михаилу Ивановичю с товарыщи было в ведоме заранее всех украин люди по смотру. А как люди сойдутца, и боярину и воеводе князю Михаилу Ивановичю Воротынскому с товарищи, приговоря день да вышед в котором месте пригоже, да в тот день во всех полкех и по всем украинам пересмотрити людей на конех в доспесех».

Об Украине ли (и этнических украинцах) идет здесь речь? Конечно, нет. Население пограничных земель называлось на Руси украинцами, украинниками, украинянами или украинными людьми. И никакого слияния между значениями слов «страна» и «граница» в головах наших предков не было.

Хотя, если верить историополитикам, все эти многочисленные украины были заселены украинцами. Им тогда можно хоть сейчас объявить все некогда географические украины одной, но большой политической Украиной. А в свете евроустремлений особенно вспомнить и о Немецкой Украине (северо-западной).

Только в конце XVI — начале XVII века название  «Украина» больше применяется к землям среднего Поднепровья. В том числе и поляками, для которых это была польская «украина».

Украинцы же, как нация, начали формироваться гораздо позднее. Например, Иван Мазепа не называл себя украинцем, хотя по современным меркам, его позиция с переходом к Карлу именно украинская.

Конечно же, вспоминать о вымышленных дохристианских племенах «укров» не будем. Равно как о мамонтах, ариях с правильными черепами и трипольцах-учителях шумеров. Сказки для взрослых – это отдельная тема.

Отметим лишь, что некогда пограничное, географическое значение слова «Украина» именно здесь приобрело со временем значение политического и намного позже - государственного. 

Про автора
Ян Пругло
Журналіст
Ян Пругло
155
Останні публікації