11.03.2014 | 14:19

Бойкот Российских товаров

В Полтаве стартовала гражданская инициатива «Бойкот Российских товаров»

Инициатива своевременная и, безусловно, патриотическая. Но как и многое из того, что «сделано в Украине» не подготовленная, плохо организованная, и, потому, обречена на провал.

Что я имею в виду. Прежде всего, было бы правильным подготовить максимально широкий список бойкотируемых товаров, определив перед этим основные критерии отбора. Ориентация на штрих-код с двумя первыми цифрами 46 не решает проблему. Например, на пачке сто процентов российского «Майского чая» стоит вполне украинский штрих-код. Другой пример: инициаторы акции указали на своей листовке шесть, скорее всего первых, пришедших на ум торговых марок: «Новый жемчуг», «Чистая линия», «Клинское», «Балтика», «Макфа» и «Ушастый нянь». Общеизвестно, что пиво «Балтика» бренд лишь отчасти российский. Он принадлежит скандинавской компании ВВН, которая входит в международную группу Carlsberg, и льющую в Украине пиво «Славутич». Насколько правильно желать убытков компании из ЕС, наполняющую своим налогами бюджеты стран, обещающих нам в ближайшее время серьезную финансовую помощь, вопрос.

Или другой промер. На том же заводе, на котором производятся в России макароны «Макфа»,  делают и условно украинские (компания принадлежит шведам) макароны «Чумак» и, если я не ошибаюсь, чисто испанские «Галина Бланка». Так покупать украинским потребителям «Чумак» или нет? Еще вопрос, как быть с товарами, в которых потребитель и не догадывается искать «русский след», например Chupa Chups или Dirol. Кто объяснит покупателям, что эти, и еще многие товары известных европейских и американских марок производятся в России?

На самом деле все можно решить проще и эффективнее. Достаточно организовать пикетирование торговых сетей с требованием отказаться от реализации российских товаров. Думаю, что многие из них согласятся.  Допродать остатки и отказаться. Впрочем, можно и не допродавать. Наглые ритейлеры всегда найдут повод вернуть поставщикам не нужный им товар. Тем более, что российский экспорт продуктов питания и ширпотреба не настолько критичен, что-бы его нельзя было заменить. Единственный вопрос, что делать с дистрибьюторами? Они, наверняка, пострадают от подобных действий. А это, в подавляющем большинстве, украинский средний и мелкий бизнес.

Куда хуже с бензином. Инициаторы не рекомендуют пользоваться услугами заправок «ТНК» и «Лукойл». А «Татнефть», простите? И вообще, я не уверен что в Украине можно найти бензин в котором «русским духом» и не пахло бы.

И тем не менее, самая большая проблема не в этом. Хуже всего то, что что отбросив с презрением пачку чая с кодом на 46, патриотично настроенный гражданин Украины, придя домой включит телевизор и со спокойной душой начнет потреблять агрессивную российскую пропаганду. Ведь  контент, практически, всех наших телевизионных каналов едва ли не на половину российский. Сериальное мыло о честных ментах, высоко моральных прокурорах, героях-разведчиках с модельной внешностью, супер агентах, которые куда ближе к нам ментально, чем знаменитый Джеймс Бонд. И в каждой фразе, в каждом эпизоде хвала «Великой России». С отдельными недостатками, не без этого, но великой, свободной, сытой, сильной, привлекательной. Почти идеальной. Ведь именно в такую Россию хотят сотни тысяч наших сограждан. В Россию, которая ничего общего с настоящей Россией не имеет. Глупцы, скажете Вы? Возможно. Но хватит ли у нас силы не дать расколоть Украину этим желающим попасть в несуществующую страну? Не уверен. И заменить экспорт  телевизионного продукта из России нечем. Своего кино у нас нет и в ближайшей перспективе не будет. Не звать же, в конце концов, опять Неша Бриджеса и лейтенанта Коломбо?

Та же ситуация и с новостными программами, теми самыми, с помощью которых мы хотим выиграть информационную войну. Дмитрий Киселев, конечно, лжец и негодяй, но уровень телевизионного продукта, который он создает, на голову выше уровня программ любого нашего канала. И таких киселевых в России десятки, и вещают они не только на русском, но и на английском, французском, немецком и других языках. Что мы можем  противопоставить им? Местечковую журналистику, представляющую собой, по меткому замечанию Семена Глузмана «свободу  слова, отягощенную свободой безграмотности и непрофессионализма»? Александра Кобу, который грозился транслировать «новости полтавского майдана» на французском языке для французской аудитории? Ответа нет, у меня, по крайней мере.

Что делать? Может запустить гражданскую инициативу и собрать с сограждан по двадцатке на новое украинское кино? Но есть ли у нас актеры, режиссеры, сценаристы и операторы, способные производить конкурентный продукт. Или уровень «Роксоланы» это максимум, на что мы способны? Или может быть за эти деньги пригласить репортеров и редакторов из качественных западных СМИ и они научат нас делать качественную журналистику, как научили, в свое время, журналистов ельцинской России? Тех, которые и сейчас, может в силу инерции,  способны делать продукт, на три головы превышающий лучшие украинские образцы. 

Так скинемся? Или для «по двацаточке» патриотизма может и не хватить.

Про автора
Борис Лозовский
Частный предприниматель
Борис Лозовский
176
Останні публікації