29.05.2013 | 15:15

О любви

Чуть более месяца назад скончалась Маргарет Тэтчер

Время, прошедшее после её отставки, в историческом контексте – мгновение. Окончательные выводы о её роли в мировой истории будут сделаны еще не скоро. Поэтому поговорить хочется о любви. О том, любила ли она людей, и любили ли её.

Мегги

Её откровенно не любили. Многие, даже, ненавидели. Более двух десятков лет болельщики «Ливерпуля» скандировали речевку, обещавшую устроить вечеринку на её похоронах. И устроили. Причем не только футбольные болельщики. Воодушевленные «радостным известием» добропорядочные и не очень граждане крушили чужие(!) магазины и жгли чужие(!) машины. Конечно, подобный способ выражения радости их определенным образом характеризует. Но это уже не о НЕЙ, а о них.

За что её не любили? Да каждый по-разному. Немцы за то, что она была противником объединения Германии. Была, потому что не хотела усиления страны, виновной развязывании двух мировых войн, унесших сотни миллионов жизней.

Её не любили за прямоту и резкость высказываний. У неё не было ни комплекса вины колонизатора перед бывшими колониями, ни комплекса вины богатого перед бедным. Она утверждала, что люди живут плохо исключительно потому, что плохо работают и плохо самоуправляются. С моей точки зрения – тезис бесспорный, хотя и не политкорректный. Всегда вспоминаю по этому поводу рассказ приятеля, служившего в Казахстане, о том, как возмущался представитель титульной нации в очереди за пивом: «Приехали русские со своим асфальтом, стой теперь в очереди!». И никто ему не подсказал, что не приди русские и не привези с собой асфальт, глядишь, и пива бы не было. А за кумысом, таки да, в очереди стоять не надо. Была резка она и по отношению к нашему брату-славянину, говоря, что если в Восточной Европе тоталитаризм, значит, там плохо любят свободу.

Её не любили ирландцы за то, что не шла ни на малейшие уступки террористам и твердой рукой подавляла любой бунт. Правда, они почему-то забывают, что именно она была первым британским премьером, который инициировал создание совместных органов управления и тем самым допустил католиков к управлению территорией. И ни этот ли шаг привел к тому, что ИРА уже много лет в «глубоком перемирии».

Её не любят в Аргентине за то, что твердой рукой направила флот на защиту своих островов. За национальный позор, выразившийся в капитуляции после единственного сражения. Но может быть, они вспомнят, как называлось их тогдашнее правительство, и кто был агрессором?

Но больше всего, её не любят англичане. За что? Ну, например, за то, что резко уменьшила затраты на образование. Правда, они не обращают внимание на тот факт, что во многом благодаря этой мере безработица среди молодежи в Великобритании – 21%. В то же время в Испании, где расходы постоянно увеличивались – 55%, и толпы дипломированных политологов, литературоведов, переводчиков с языка пумбо-юмбо, специалистов по истории индейцев майя и прочих незаменимых молодых специалистов, чуть ли не ежедневно, маршируют по улицам Мадрида с требованием предоставить им работу по специальности. При этом образование в Англии и сейчас остается лучшим в Европе. Чего это стоило ей? Брюзжания профессуры, нелюбви студентов и славы единственного премьера, выпускника Оксфорда, не получившего звания почетного профессора.

Её не любят за всеобщую приватизацию, которая привела, например, к закрытию нескольких шахт. Не хотят только вспоминать, что угольная отрасль требовала ежегодно более миллиарда фунтов субсидий. И не хотят признать, что именно этот шаг является причиной того, что в Британии до сих пор, едва ли не самые низкие в Западной Европе цены на газ и электроэнергию.

Её не любят профсоюзные деятели и прочие радетели пролетариата за то, что не шла ни на какие уступки, а, предвидя будущую забастовку, создала достаточный запас угля и выиграла противостояние. И не размазываемые по щекам сопли ни голодовки не заставили её отступить от принятого решения. И как всегда эти деятели стараются не замечать, насколько сильно выросло благосостояние шахтеров уже через несколько лет

Её не любят упомянутые выше болельщики «Ливерпуля» за то, что после трагедии на стадионе «Хиллсборо" в Шеффилде стала на сторону полиции, посчитав, что хулиганы сами выбрали свою судьбу. И опять же никто не вспоминает, что именно правительство Тэтчер приняло первые меры, которые привели к тому, что стадионы в Англии стали безопасными.

Её не любили даже в своей партии за то, что была противницей глубокой евроинтеграции и не «пускала» страну в зону ЕВРО. И даже сейчас, после всех проблем и скандалов связанных с ЕВРО не находится много желающих сказать ей спасибо.

Любила ли она людей? Думаю, любила. Любила, но «странною любовью». Странною, по мнению тех, кто хочет жить в придуманном мире, где человек человеку друг, товарищ и брат. В придуманном мире, где органично сочетаются свобода и равенство, где каждый готов поделиться последним и где всего на всех хватает. Где как в раю воздают не по труду и не по способностям, а по потребностям. Она же любила по-другому. Для нее любовь, это не потакание слабостям, а желание сделать человека или страну сильным, а, следовательно, успешным. Для неё любовь, это не рыба, а удочка. Любовь, это не сладкая ложь, а правда, пусть и гласящая, что если человек не желает много и упорно работать, и потому пребывает на социальном дне, то никто, кроме него в этом не виноват. 

Но больше всего, её не любят за её эффективность. За то, что не рассказала, а доказала, что снизив в два раза налоги, приватизировав государственные монополии и дав максимальную экономическую свободу, можно одновременно увеличить бюджет, снизить госдолг и повысить уровень жизни граждан. Можно вновь поднять страну, оказавшуюся в результате мировой войны и десятилетий популистских экспериментов в глубоком кризисе, до уровня мирового лидера. Страну, которую из «мастерской мир» и «империи, над которой не заходит солнце, превратили в одну из самых бедных стран Западной Европы. За то, что её успехи и успехи её Британии доказывают никчемность политики, построенной на том, чтобы по максимуму забрать у тех, кто может и раздать тем, кто не хочет. 

Интересно, что сказала бы она нам, украинцам? Наверное, со всей своей прямотой и откровенностью сказала следующее: «Вы – сборище гнусных негодяев! Причем не так, как вы любите рассуждать, мол, украинский народ на 90% быдло, оставляю децик для себя и своих знакомых, а именно все до единого. Потому, что негодяй это не только тот, кто бросает окурок на тротуар, а и тот, кто это видит, но молчит. Негодяй это не только то, кто вымогает взятку, но и тот, кто её дает. Негодяй это не только тот, кто ворует из бюджета, но и тот, кто за долю малую из украденного в виде пресловутой гречки или нескольких килограммов сахара, на очередных выборах вновь дает вору карт-бланш. Негодяй не только тот, кто плюет на свои обязанности или обещания, но и тот, кто не смеет потребовать! И то, что в основе вашего негодяйства лежит не паталогическая склонность ко злу, а слабость, трусость или лень, ничего, по сути, не меняет! И пока каждый из вас не будет просыпаться каждый день с единственной целью доказать окружающим и прежде всего себе, что гнусный дегенерат, это не про меня, вы так и будете жить в нищете, люто ненавидя друг друга!»

Но Маргарет Тэтчер уже нет, а мы сами себе этого никогда не скажем. Разве что в очередной раз завоем от тоски и безысходности! Примерно, так:

Про автора
Борис Лозовский
Частный предприниматель
Борис Лозовский
176
Останні публікації